Get Adobe Flash player
Реклама.
Наша группа
Радио.
 

Заветные сказки, собранные в Усть-Цилемском районе.



Николай Евгеньевич Ончуков, принадлежит к славной плеяде русских фольклористов, сохранивших для нас благодаря своему поистине под­вижническому собирательскому труду удивительный мир устного на­родного творчества. Былины, сказки, легенды, песни, загадки и мно­гие другие фольклорные жанры, записанные собирателями, опублико­ваны в фундаментальных сборниках, а также в журналах. История этих собраний, как и судьба самого собирателя, во мно­гом типична для энтузиастов-фольклористов XIX — начала XX ве­ка. Всего семьдесят земных лет отпустила судьба Николаю Евгенье­вичу Ончукову (1872 — 1942).

Собиратель и исследователь русского фольклора, этнограф и ис­торик, педагог и журналист — в каждой из этих областей знаний Н. Е. Ончуков оставил заметный след: изданные при жизни сборни­ки былин и сказок, многочисленные опубликованные и неопублико­ванные статьи по фольклору, экспедиционные записи и дневники, очерки жизни северных крестьян, богатейшие коллекции предметов материальной и духовной культуры русского народа, привезенные из экспедиций, в том числе старинные рукописные книги; программы семинарских занятий со студентами, письма к видным ученым и многое другое.

Летом 1901 г. Н. Е. Ончуков посетил Усть-Цилемский и Пустозерский уезды на Низовой Печоре. До него в 1890 г. в этих местах побывал Ф. М. Истомин, специально искавший эпос и не записав­ший ни одной былины. В отчете о поездке Истомин сообщил, что его «поиски былин не увенчались успехом, тем не менее утверждать, что былин там нет совершенно», он не решился.

Низовая Печора начала интенсивно заселяться с середины XVI в. Первым поселением стал Пустозерск, расположившийся по берегам Пустого озера, и небольшие кусты деревень по берегам реки Усть- Цильмы, положившие начало будущей Усть-Цилемской волости. По­степенно поселения разрастались, население увеличивалось, в част­ности, за счет переселения на Печору старообрядцев, гонимых из центра. К началу XX в. Пустозерская и Усть-Цилемская волости превратились в крупные центры, в состав которых входили более ста селений, в которых жили русские, ненцы и коми-зыряне. Население Печоры сохранило все основные черты старинной духовной и мате­риальной севернорусской культуры, и потому этот регион постоянно привлекал внимание этнографов, историков, лингвистов, словесников. Край этот интересовал и Н. Е. Ончукова, поставившего перед собой цель — записать по возможности фольклорный репертуар печорцев. В свою первую поездку на Низовую Печору собиратель «поехал не специально за былинами», но уже первые расспросы в Усть-Цильме («место центральное, больше похожее на город») удивили собирателя: он записал сразу 7 былин: «Первая поездка Ильи Муромца», «Про калик перехожих», «Дунай Иванович», «Маево побоище», «Дюк Степанович», «Васька Буслаев», «Потык». Это было событие в со­бирательской практике Н. Е. Ончукова, помнившего свой неудачный опыт записи былин в Чердынском крае всего лишь годом раньше, когда удалось услышать от старинщика Ульяна Паршакова всего лишь два коротеньких отрывка. А тут прекрасные тексты старинных былевых песен, записанные от талантливых исполнителей, одному из которых, Дуркину Дмитрию Карповичу, было немногим более 40 лет. Значит, эпическая поэзия жива и можно продолжить поиски! Созре­ло решение вторично посетить эти же места, обследовав и другие се­ления по берегам Печоры и ее притоков, уже специально на предмет записи былин, причем постараться записать их «с голоса». В первой поездке Ончукову из семи былин удалось услышать лишь пение двух: «Про калик перехожих» в исполнении Д. К. Дуркина и «Про Маево побоище» — от П. Р. Поздеева, остальные «были записаны с рас­сказа». И собиратель, сравнивая живое пение и пересказ, понимал, что остальные спетые былины «вышли бы полнее, красивее, были бы переданы более старым говором, в них было бы больше характерных, иногда ставших почти пословицами мест и, может быть, даже развяз­ка и весь ход их был бы несколько иной, так как доподлинно вспо­минается былина и дословно передается только при пении», и во время пения она «выходит гораздо глаже стилистически, почти правиль­ными размеренными стихами, что достигается массой не употребляющих­ся обычно приставок и вставок — как аи, але, ле, ли, кабы и проч.».

Вторая его поездка на Печору специально для поисков и записи былин началась 2 апреля 1902 г. Памятуя о неудачно выбранном времени для первой своей экспедиции в эти места — лете, когда все «печорцы, семьями в полном составе, со старухами и ребятишками, иногда лаже с животными (лошадей и собак берут с собой на пожни, коров отправляют со старухами за Печору, в лесные избушки на подножный корм), заколачивая дома, отправляются из селений — часть на пожни, часть на рыбные ловли», Ончуков отправился в путь ранней весной. Именно поздний свой приезд на Печору собира­тель считал прич