Get Adobe Flash player
Реклама.
Наша группа
Радио.
 

Родовые предания…



Из серии: "Усть-Цильма - шкатулка русской культуры"

 

 

Меню:

 

 

Предисловие.

В этот сборник включены материалы районной научно - практической конференции «Родовые предания устьцилём» к 465 - летию села Усть-Цильма. Участники конференции - наши земляки - из Усть-Цильмы, Сыктывкара, Москвы, Хабарихи, Замежной, Степановской.

Главными источниками для получения необходимой информации по родословным являются рассказы представителей предыдущих поколений, архивные сведения, документы.

Знать, почитать, хранить свою родословную легенду - одна из заповедей устьцилём.

У каждого поколения, входящего в мир, есть нравственный долг беречь то, что создано предыдущими поколениями. Память о прошлом - звено между настоящим и будущим. Из этой памяти мы черпаем опыт, который предостерегает нас от ошибок, даёт силы и вселяет веру.

 

«...По родам, по делам, по призванию

Получили селяне признание,

И берёг свою честь каждый род.

И осталось в легендах, в преданиях

Как пришёл на Печору, в изгнание,

Староверы, упорный народ...

... Разрастался и креп каждый род:

Лукины и Лучины, Феклыны, Агрушины,

Ортины, Ванины, Маврыны и Танины,

Караваничи, Поповы, Глухины...

Но с времён изгнания

Берегли признание

Рода усть-цилёмского и честь.»

 

Н. А. Чупров

 

 

 

 

Кто они: Дуркины - Пинежаки?

 

Простая жизнь подвластна забытью,

И трудно воротить её из плена...

Однако родословную свою

Я смог познать до пятого колена.

Е. Чеканов

Генеалогия - специальная или вспомогательная историческая дисциплина, занимающаяся изучением и составлением родословных, выяснением происхождения отдельных родов, семей и лиц, выявлением их родственных связей в тесном единстве с установлением основных биографических фактов и данных о деятельности, социальном статусе и собственности.

«Генеалогия» (греч.) - буквально означает родословие. На Руси это слово появилось в 11 веке.

Родословие - слово о роде. Род, родной, родник, родственник, родня, Родина... Как много добрых, близких и знакомых с детства слов. Ключевым в этом ряду является слово «род».

«Из какого ты роду-племени?» знать ответ на этот вопрос, для наших предков было делом чести. Мы, к сожалению, не всегда можем похвастаться, что знаем родство до седьмого колена, как было принято на Руси. В своих «исследованиях» я дошла только до пятого.

Так случилось, что в моей родословной пересекаются три ветви Дуркиных: Дуркины - Пинежаки (со стороны деда по отцу), Дуркины - Конаши (со стороны бабки по отцу), Дуркины - Ефимковы (со стороны бабки по матери) и Ермолины роду Мироновых - Волгиных.

Опираясь на генеалогическое исследование Вокуевой Т.Д., я узнала, что фамилия Дуркин была самой распространённой и сохранилась без изменения со дня основания слободки Усть-Цилемской. Слово «дурак» весьма распространено в 15-16 веках как оберег. В журнале «Русский язык в школе» (№ 3/1996) говорится, что фамилии Иванова - Дуркина восходят к знакомому Иван - Дурак и означают «простодушный», «бесхитростный». Не могу сказать, являюсь ли я потомком попа Иоакима Васильева (перепись 1719 года) или пономаря Голохтиона Кондратьева - родоначальников фамилии Дуркин в Усть-Цильме.

Отец мой, Георгий Панфилович Дуркин (1924 г.) рассказывал, что прадед его Иоанн, а значит, мой прапрадед, был выходцем из архангельской Пинеги, отсюда и прозвище этого рода Дуркиных - Пинежаки.

Иоанн здесь познакомился с Дарьей (Дарой). Жили они в Коровьем Ручье невенчанные, т.к., по одной из версий, кто-то из них был иноверцем. От этого союза родилось трое детей: Фёдор (1827?), Василий (1829?), Александра.

Федор при рождении весил 16 фунтов - 6 кг, 400 гр. Богатырь! Так появилось ещё одно название этого рода - Богатырёвы.

Прозвище Пинежаки может быть связано непосредственно с Фёдором. Жили они нужно - «изба сделана лабазом», кое-как купили лошадёнку, и отправился Фёдор в Пинегу за товаром. Делать крупные покупки не позволял карман, тогда Федор купил иголки, булавки, напёрстки, дешёвые украшения - словом, всякую мелочь, и поехал обратно.

Не доехав 25 километров до д. Филипповской, Федор остался без лошади, приволок воз на себе (не зря богатырь!), добрался до дома, выгодно продал товар и разбогател. Имел 5 домов: лавку в доме по улице Советской (известный в Усть-Цильме «Жёлтый дом»), ещё два дома в этом же районе, дом в Коровьем Ручье - «Белёный», дом в местечке Старцева Клетка.

Василий Иоаннович - мой прадед - вынужден был ходить по работам и оказался в деревне Кривомежная по Цильме в работе у тамошнего старосты - Чупрова Максима Ивановича. Познакомившись с сестрой старосты - Евдокией (чаще называли её Овдюхой, роду Маричевых), «ушёл в приняты». «Васька Дарич ушёл в приняты - глуху шапку надел», - судачили в деревне. Молодые зажили справно. Василий по физическим данным не уступал своему брату, да и работал непокладая рук. Один за другим появлялись дети: на трёх мальчиков уже был дан земельный надел. Рождение четвёртого - моего деда Панфила - испугало старосту: если так дело пойдёт, кривомеженцы рискуют остаться без угодий.

Принятому было предложено взять лошадь с коровой и отселиться. Надо сказать, родственники опасались не зря: Евдокия рожала 23 раза, выжило 11 детей: 9 сыновей и 2 дочери: Семен, Тимофей, Самуил, Панфил, Кондратий, Калина, Ананий, Трифон, Федул, Марфа и Евдокия.

Поселилась семья в лесной избушке на Едоме, сырое, глухое место. Деда Панфила принесли туда в зыбке. Прадед трудностей не боялся - решил строить дом. Но и тут пришлось хлебнуть лиха: деревом задавило лошадь, когда заготавливали лес на строительство. Однако предок не растерялся. Он пошёл пешком в Усть-Цильму за 45 км, к брату Федору, от которого получил поддержку и помощь: 2 лошади с возами, гружёнными всякой утварью, и деньгами, конечно, брат поделился.

Взяв в аренду ещё двух лошадей, в 1860 году Василий берётся обслуживать станцию Валса, через которую шёл путь в Архангельск.

За работу на станции платили золотом, поэтому Пинежаки зажили хорошо, завели сапоги и часы.

На первую мировую взяли троих сыновей Василия Иоанновича: Самуила, Анания и моего деда Панфила. Самуила разорвало снарядом, Ананий и Панфил вернулись с фронта и приняли активное участие в известном ижемском перевороте, взяв в плен полковника Ахаткина.

Во время войны дед был ранен, за безупречную службу получил от командира именные часы и три «Георгия».

О наградах такого достоинства раньше говорить было не принято. Судьба этих георгиевских крестов, как и всего, пережившего тридцатые годы, оказалась печальной.

В 1932 году, когда дед Панфил уже жил самостоятельно, имел свой дом в деревне Едома, растил вместе с бабушкой Прасковьей Васильевной Дуркиной (роду Конашовых) детей (в семье уже были Александр, Георгий, Федор, Кристина, Ира), к дому подошёл прохожай с котомкой в руках. Прадед жил у Панфила и всегда принимал странников. «Бедный» вышел из дому, на дороге его ожидали трое. Посовещались. Трое выломали стайные двери, ворвались в дом, скрутили Панфила. На стене висел френч бежевого цвета, один из троих сорвал часы на серебряной цепочке, другой - георгиевские кресты вместе с подкладкой.

Деда арестовали - 58/10: четыре с половиной года провёл на станции Чибью, на строительстве железной дороги.

Семью раскулачили, несмотря на то что косилка, гребилка, веялка, пара лошадей, 3 коровы с телятами были добровольно сданы в колхоз, а Панфил был в партячейке. Вынесено из дому было практически всё. Когда потянули последнюю перину, бабка упала на неё, умоляла не уносить: детей положить спать не на что. А их одеяло какая-то женщина купила на торгах и принесла им обратно. Переодеть после бани было нечего, на ноги Крестине натянули непарные рукавицы.

Потом власти отпилили полдома, там размещались хозяйственные помещения.

Два золотых кольца, серёжки и сукно удалось сохранить в зыбке, где спала маленькая Ира.

Дед написал прошение в Москву, получил помилование с пометкой о возвращении изъятого, но никто ничего не вернул. Он работает на строительстве замшевого завода, на лесозаводе в Нарьян-Маре, откуда посылает одежду и деньги.

Бабушке с детьми приходилось выполнять «твёрдое задание», кормиться лесом, плавить плоты, прятать крохи зерна для посевной, грудью защищая амбар.

Дед умер на лесозаготовках по реке Тобыш 14 мая 1942 года. «Егорушка, не спеши, он умер», - со слезами вспоминал мой отец эти слова, сказанные ему кем-то из рабочих, когда он ехал помочь своему отцу, но не застал его живым. Тобыш вот-вот вскроется ото льда, мёртвого деда успели перевезти на Едому, там он и похоронен.

Сегодня этой деревни нет на карте нашего района. А в свою пору было там около десятка добротных домов, с поветями, хозяйственными постройками.

Пинежаки твёрдо стояли на ногах, имели дружные многодетные семьи. У Панфила - 7 детей, у Анания - 9, у Калины - 3, у Семёна - 6, у Тимофея - 4, у Кондратия - 6, у Федула - 6.

Были они хлебосольными хозяевами, не боялись никакой работы, имели крутой нрав, всегда могли постоять за себя, бережно хранили память о прошлом, передавая её своим детям, и преданно служили Родине. Великая Отечественная подкосила Пинежаков: из троих сыновей Семёна домой вернулся один, у Анания - Влас погиб под Киевом, у Кондратия - Трифон, Алексей, Федор пали смертью храбрых. И только у Панфила все три сына вернулись с войны.

Мой отец - Георгий Панфилович в 1942 году призван в ряды Красной Армии в город Грязовец Вологодской области - 68 стрелковый полк 29 бригада - и направлен в военное училище в п. Коряжма Архангельской области. В апреле 1944 училище из аэросанного реорганизовали в танковое и дислоцировали в г. Киев. В 1947 году он окончил Котласское танковое училище в звании младшего лейтенанта и был оставлен в этом же училище в должности командира танкового взвода, в апреле 1947 года уволен в запас. Награждён медалью «За победу над Германией», юбилейными медалями - 20, 30, 40 лет Победы в Великой Отечественной войне. К сожалению, при жизни отец так и не дождался известия о том, что курсанты военных училищ являются участниками войны.

Федор Панфилович «бился на Ладоге, дрался на Одере», снимал минные заграждения в блокадном Ленинграде. Самый молодой по возрасту, командовал взводом.

Александр Панфилович был снайпером. Рассказывал, как «пересидел» немецкого снайпера и «снял» его, как посчастливилось ему встретиться с братом Федором.

И в послевоенное время они на передовом крае. Александр - замечательный охотник, большой знаток природы, Федор - председатель райпотребсоюза.

Георгий - руководитель артели «Победа», промкомбината, председатель исполкома усть-цилемского сельского Совета, начальник управления бытового обслуживания.

Так кто они - Дуркины - Пинежаки? Конечно, не ангелы. Но настоящие мужики, неравнодушные люди, творческие, способные принимать решения, нести ответственность и дорожить семейными узами.

Сегодня занятие генеалогией доступно всем, было бы желание.

В романе Л.Н. Толстого «Война и мир» есть знаковая деталь - «огромная, новая, золотая рама с изображением генеалогического дерева князей Болконских», так писатель осмыслил и передал идею: «семья - нравственный оплот нации». Хотелось бы, чтобы такие рамы, пусть не золотые, украшали стены наших домов. Ведь изучение истории своей семьи, своего рода - это не только путь к более глубокому знанию и пониманию истории своей страны, это и прекрасная возможность перенять духовный опыт предков, спасти души от разорения, приобрести духовное зрение, ибо не хлебом единым жив человек.

 

Использованная литература:

Русская генеалогия: Учебное пособие / Л.Д. Попова, Г.С. Чуркина; Поморский государственный университет; северное историко - родословное общество. Архангельск: Поморский университет, 2005.
Вокуева Т.Д. «Слободка Усть-Цилсмская» от основания до первой ревизии» (генеалогическое исследование);
Дуркин Г.П. Автобиография;
Родословная семьи Дуркиных, записанная со слов Дуркина Г.П. Канева М П. Из фондов музея А.В. Журавского.

 

Информаторы:

Дуркина Феврония Никитична, 1929 г.р., с. Усть-Цильма
Чупрова Кристина Панфиловна, 1927 г.р., с. Трусово
Чупрова Афимья Арсеньевна, 1928 г.р., с. Усть-Цильма

 

 

 

 

 

 

"Родство помнящие" (Якины из деревни Гарево)

«Кем был твой прадед на Руси?

Свою фамилию спроси!»

«Прадеды». Г. Граудин.

Е. А. Чоп, ученица 6-го класса УОСШ.

Каждому человеку важно и интересно знать, от кого он произошёл. «Каков корень, таково и семя, а по семени и племя», - говорили на Руси.

Мой прапрадед, дедка Яка (Яков), основатель рода Якиных, носил фамилию Дуркин. Фамилию не зря называют знаменем рода. И действительно, трудно найти человека, который никогда не интересовался бы значением своей фамилии.

Фамилия Дуркин не очень благозвучная по сегодняшним временам, но что она обозначает? Когда и где появились Дуркины?

В Интернете, на сайте «Всероссийское генеалогическое древо» имеется такая информация:

Дураков. Отчество от нецерковного мужского личного имени Дурак (встречается в документах с 1495 года). И имя, и фамилия не были оскорбительными, ругательными. Имя Дурак давали детям, чтобы уберечь их от злых духов.

По классификации, приведённой в лекции П.П. Глобы (на сайте «Фамилии», лекция от 28.09.96 г.), фамилия Дуркин относится к первому классу фамилий - производные от имени.

Нужно извлекать смысл из имени, от которого произошла фамилия: Дуркин от имени Дурак, содержит в себе магичность, является оберегом, талисманом. Такие фамилии завязаны на предков, на карму рода, на генетику. Счастье или несчастье таких людей зависит от того, какими были их предки. Такая фамилия, по мнению Глобы, притягивает родовое проклятье или благословение рода. А в энциклопедии «Фамилии ...» авторов Глушко Е.А. и Медведева Ю.М. описывается, как произошла эта фамилия от общего корня «Дур».

«Дураков. Мирское имя Дурак было весьма распространено в 15- 17 веках. Столь же популярны были имена Дур и Дурас и фамилия Дурасов, Дурнин, Дурнов и т. д.»

«В первом письменном источнике по русскому населению Печорского края - «Книга - платёжница Поморские Пустозёрские волости 1574-1575 годов», в этот период встречаем следующие известные в позднейшей истории, включая историю эпической устной культуры, фамилии: Хабаровы, Сумароковы, Носовы, Тороповы (Пустозёрск), Чупровы, Рочевы, Чуркины, Дуркины (Усть-Цильма).» (1).

Итак, фамилия Дуркин появилась в Усть-Цильме в 16 веке. «В Платёжнице» записан двор Сенки Павлова сына Дуркина, одного из сотоварищей Ивана Дмитриевича Ластки, основателя Усть-Цильмы.

Фамилия Дуркин часто встречается в Усть-Цилемском районе (30%), но не упоминается в энциклопедии. В материалах исследований Вокуевой Т.Д. «О роде Анхена» высказывается предположение, что фамилия Дуркин имеет усть-цилемские корни и все Дуркины-выходцы из Усть-Цильмы и потомки Сенки Павлова сына Дуркина.

В сборнике «Где ты живёшь?» (составитель И.Л. Жеребцов), в статье «Усть-Цильма» говориться, что в 1575 году в Слободке насчитывалось 16 крестьянских и 4 церковных двора, имелась деревянная церковь Николая Чудотворца. Жители носили фамилии Дуркин, Калинин, Онищев, Толстой, Корела, Чупра.

Моя прабабушка Дуркина Марфа Ивановна объясняла своим детям, что о человеке судят не по фамилии, а по его делам. А моя бабушка Дуркина Тамара Анатольевна рассказывала, что когда она начинала работать учительницей в деревне Гарево, то у неё в классе примерно половина учеников были Дуркины, а другая половина Хозяиновы, да ещё две-три фамилии Носов, Чупров.

Жил мой прапрадед Яков Ефимович Дуркин в деревне Гарево, на красивейшем берегу величественной реки Печоры, в десяти километрах от Усть-Цильмы. Основана деревня в 1729 году коми переселенцами из Ижемской слободки (Ижмы). Первопоселенцами были Яков Ипполитович Хозяинов и его сыновья Антип, Флор, Василий и два Ивана.

В 1782 году в деревне добавились фамилии Палкин, Дубинин. Чупров, Ануфриев. Дуркины в Гарево появились, скорее всего, из Усть-Цильмы или из деревень Чукчино, Коровий Ручей. Деревня в то время находилась справа от Гарево (Гаревского) ручья, на холме, ближе к лесу, где в далёком прошлом и случился большой пожар, видимо, оттого, что сжигали выкорчеванные пни или траву жгли, чтобы обустроить огороды. На левом берегу ручья, у самого берега Печоры, было название Сарапул, а ещё левее на высоком холме - расположено кладбище (действующее и сейчас).

В 1859 году деревня отмечена под двумя названиями - Гаревая (Полушено). Полушено располагалось на правом берегу Гаревского ручья, через овраг от деревни Гаревой ручей, южнее его, на самом берегу Печоры.

В словаре-справочнике «Топонимия Республики Коми» составителя А.П. Афанасьева есть такие сведения:

«Гарево-Гарев (1729 год) - деревня, Усть-Цилемский район. В основе названия русский апелятив гарь «горелое место», -ево- топонимообразующий суффикс. Гарево «(деревня) на пожоге, горелом месте».

Мой прадедушка Дуркин Александр Яковлевич рассказывал, что Полушено назвали потому, что первым поселился у реки Полуха. В его годы бытовала припевка: «Гарево-Полушено не всё ещё разрушено».

Жителей деревни Гарево в 19-20 веках звали «полушенцы».

«К началу 20 века Усть-Цилемская волость состояла из 81 селения, образующего семь сельских обществ: Абрамовское, Хабарицкое, Усть-Цилемское, Гаревское, Нерицкое, Кривомежное, Замежное. Но крупных поселений в волости, кроме Усть-Цильмы (383 хозяйства) и Гарево (64 хозяйства), не было». (1).

В наши дни небольшая деревня Гарево является этнографической достопримечательностью Усть-Цилемского района: все старинные дома в Гарево построены по розе ветров, хотя в конце 19 века в крупных печорских поселениях, как всюду в России, возникает двухсторонняя улица, где дома повёрнуты фасадом друг к другу. Исстари рубили здесь из сосны и лиственницы избы-великаны («пятистенки»), «представляющие собой двух-трехкамерное жилище (изба+сени+клеть), характерные для всего Печорского края. Собственно, двухэтажный северно-русский дом-двор был преобладающей постройкой в единичных, наиболее крупных селах Печоры». (6).

Наши прапрадеды в деревне Гарево также из дерева рубили бани, амбары, колодцы, промысловые и сенокосные избы, мельницы, которые были только в Усть-Цилемском обществе и Гарево (в других местностях мололи на ручных жерновах).

Семья прапрадеда Якова Ефимовича занималась, помимо земледелия и скотоводства, рыболовством, охотой, рубили и сплавляли лес по реке Печора до Пустозёрска.

У моей прапрабабушки Кисляковой Анастасии Алексеевны и Якова Ефимовича было семеро детей: пятеро сыновей - Киприян, Михаил, Александр, Михаил, Николай и две дочери - Агафья и Зинаида. Александр Яковлевич, Михаил Яковлевич и Николай Яковлевич воевали в Великую Отечественную войну и вернулись домой израненными. Прямые продолжатели рода Дуркина Якова Ефимовича живут: в семье моего прадеда Дуркина Александра Яковлевича (сыновья - Николай, Николай (Анатолий), Арсений; внуки - Виталий и Александр; правнуки - Юрий и Дмитрий); в семье Михаила Яковлевича (сын - Пётр; внук - Михаил; правнук - Даниил); в семье Николая Яковлевича (сын - Василий, внук - Михаил и внебрачный сын Геннадий).

В стихах Олега Чупрова, нашего земляка, которого крестили в деревне Гарево, есть такие слова: «Жили скудно, но держались! Детки шли, как на дрожжах». Эти строки можно справедливо отнести и к нашему роду Якиных.

У моего прадеда Дуркина Александра Яковлевича и его жены Марфы Ивановны (Авдеевой) было восемь детей: родилось пятеро детей до Великой Отечественной войны (Иван, Николай, Евдокия, Наталья, Николай (Толя) и трое детей после войны (Арсений, Татьяна, Федосья).

Мой прадед Александр до войны был рыбаком и охотником - промысловиком. Воевал на Западном фронте, дважды был ранен, а в 1943 году под городом Великие Луки, в наступлении лишился левой ноги. После лечения в госпитале вернулся в Гарево. Он пошёл работать в колхоз, но не мог ходить на заводском протезе и поэтому смастерил себе «деревягу» - самодельный протез; ухаживал за лошадьми, был шорником, летом работал на сенокосе. Ему сено подвозили на двух лошадях, а он «метал» по 110 куч сена за день - не каждый здоровый мужчина с обеими ногами мог угнаться за ним. Прадедушка был мастеровым человеком: он сам выделывал шкуры животных, шил обувь для семьи; был хорошим плотником: участвовал в постройке объектов Опытного поля (посёлок Журавский), помогал строить дом сыну Ивану; был хорошим мастером по постройке лодок (всем сыновьям и зятевьям смастерил лодки, даже были заказы из Усть-Цильмы); сам вязал сети, делал фитили. Прадедушка Александр прожил до 84 лет и был похоронен в 1989 году в Гарево, на втором кладбище, которое находится с правой стороны Гаревского ручья.

Мой дедушка Дуркин Арсений Александрович живёт в Усть- Цильме по адресу: ул. Авиаторов, д.1. Он родился в 1944 году в деревне Гарево. В 1963-1966 годах служил в Советской Армии. В 1965-1966 годах принимал участие в боевых действиях во Вьетнаме. У дедушки Арсения Александровича с бабушкой Тамарой Анатольевной родилась дочь Елена (моя и Настина мама). В 1971 году окончил Сасовское летное училище и работал лётчиком в аэропорту Усть-Цильмы. Он был командиром-инструктором, перевозил грузы и пассажиров, летал по всем площадкам района, выполнял санитарные задания, когда требовалось оказать срочную медицинскую помощь тяжело заболевшим или попавшим в беду людям; охранял лес от пожара, десантируя парашютистов. Мой дедушка летал не только в небе Республики Коми, но и на побережье Баренцева и Карского морей; бывал во всех аэропортах Республики Коми, в г. Львове, Житомире, Ярославле, Свердловске, Перми, Тюмени, Оренбурге, Уфе, Актюбинске. Дедушка Арсений Александрович имел безаварийный налёт 13700 часов, в 1976, 77, 79 годах ему присваивали звание «Лучший по профессии», в 1973, 76, 78 годах награждался знаком «Победитель социалистического соревнования»; в 1966 году занесён в Книгу Почёта войсковой части № 52146 и Книгу Почёта города Ханой; в 1986 году - в Книгу Почёта села Усть-Цильма; в 1988 году ему присвоено звание «Заслуженный ветеран Печорского авиапредприятия»; о моём дедушке написано в книгах: «Люди северного неба» и «Моя война». Он награждён орденом Боевого Красного Знамени, медалью «Дружба» государства Вьетнам, медалью за четырёхсотый сбитый самолёт, и многими юбилейными медалями СССР и России, Почётными грамотами Совета Министров Коми АССР и отраслевыми грамотами.

На февраль 2007 года в роду Якиных мы насчитали кровных родственников 136 человек и 80 человек родни (молодки, зятевья), итого: 216 человек. Из них прямых продолжателей рода 13 человек. Живет род Якиных в Гарево, Усть-Цильме, Чукчино, Карпушовке, в Ухте, Усинске, Инте, Сыктывкаре, Москве, Рязани, Санкт- Петербурге и в ближнем зарубежье, на Украине.

Каких только специальностей нет сейчас в роду Якиных?! Летчики и шахтеры, земледельцы, скотоводы, рыбаки, охотники, профессиональные военные, врачи, учителя, библиотекари, милиционеры, мастера по ремонту бытовой техники, киномеханики, продавцы, бухгалтера, электрики и т. д., но самые главные профессии рода Дуркиных (Якиных) из Гарево - это настоящие матери и отцы. Наши прадеды были не очень грамотные, но очень мудрые люди, поэтому, наверное, даже в очень трудное время имели по настоящему многодетные семьи и думали не на один и даже не на десять лет, а на столетие вперёд, поэтому воспитывали детей.

Прослеживая связи родословной Якиных (Дуркиных) из Гарево, мы установили, что две мои двоюродные тёти (племянницы моего дедушки) вышли замуж за продолжателей рода Анхена: Хозяинова Валентина Семёновна за Дуркина Ивана Гавриловича и Хозяинова Тамара Семёновна за Дуркина Сергея Валерьевича.

Известно, что в 19-ом - начале 20-го веков, устьцилёма считались завидными женихами, они иногда брали жён из «зырянок», такие браки есть в нашем роду. А в шестидесятые - восьмидесятые годы 20-го века многие женились и выходили замуж за «приезжих»: все четыре сына и дочь моего прадеда создали такие семьи.

Род Якиных старообрядческой веры, относится к «мирским» старообрядцам (группу «мирских» составляют устьцилёма, жители Нерицы и Гарева). (2).

В последнее время хорошим подарком стал считаться Диплом фамилии (Фамильная грамота), в которой одновременно научно и художественно изложено, как и почему образовалось родовое имя, каковы его географические и исторические корни.

Иван Андреевич Крылов очень справедливо заметил:

«Как часто говорят в делах: ещё успею,

Но надобно признаться в том,

Что это говорят, спросяся не с умом,

А с леностью своею...»

Когда мы сами, своей семьёй, решили создать такую Фамильную грамоту, то людей, которые могли бы нам рассказать много интересного, уже не стало. Очень жаль.

А в заключение я хочу назвать тех, кто помог нашей семье составить родословное древо рода Якиных из Гарево:

1. Хозяинова Татьяна Киприяновна (1922 г. р.);

2. Дуркин Арсений Александрович;

3. Рочевы Евдокия Александровна и Леонид Трифонович;

4. Хозяинова Наталья Александровна;

5. Дуркины Михаил Александрович и Ксения Яковлевна;

6. Ляшевская Зинаида Александровна;

7. Хозяинова Татьяна Николаевна;

8. Дуркин Виталий Иванович;

9. Хозяинова Татьяна Александровна;

10. Дуркин Николай Александрович;

11. Поздеева Надежда Михайловна;

12. Шаглеева Вера Семеновна.

 

Использованная литература:

ФЭБ: Бернштам Т. А. Былины на Печоре. 2001. (т. 1. Север Европейской России: Былины Печоры. Ответственный редактор Ж. Л. Горянов. 2001.)
Дронова Т. И. Историческая память устьцилёмов. - 2000. (Научные доклады).
Энциклопедия «Фамилии ...» Грушко Е. А., Медведев Ю. М.
Материалы газеты «Красная Печора».
Жеребцов И. Л., Где ты живёшь?
Поздеева М. Н. и Поздеев И. Н. Музейные материалы. Этнографическая деревня Гарево.
Глоба П. П. Лекция. Фамилии.
Вокуева Т. Род Анхена (Дуркины) из Усть-Цильмы.
Топонимия Республики Коми. Словарь-справочник. Составитель Афанасьев А. П.

 

 

 

 

Род Чупровых продолжается

Л. П. Чупрова,

председатель Совета ветеранов

Усть-Цшемского района.

Чупровы - самая распространённая фамилия в Усть-Цильме. «Двор Киприянко Михайлова сына Чюпра» упоминается уже в Платёжнице в 1574 году. Многие жители Усть-Цильмы уверены в новгородском происхождении Чупровых. Существуют устные предания о том, что в конце XVII века к усть-цилёмским первопроходцам присоединились пять братьев - новгородцев Чупровых. Согласно преданиям и документам, заселение деревни Абрамовская и села Ижма также связано с фамилией Чупровых. Так, академик Озерецкий писал, что «к первым поселенцам Ижмы присовокупились многие российские семьи, вышедшие из Усть- Цилемской слободки». Возможно, среди них были и Чупровы. Н.Е. Ончуков также приводит сведения о заселении Ижмы Чупровыми. В 1904 году он писал о том, что в 1567 году к первому жителю Ижмы «приехали из Усть-Цилемской слободки пять братьев Чупровых».' В Усть-Цильме до сих пор существует легенда, что братья - новгородцы Чупровы, заселившие после Усть- Цильмы Ижму, «жён взяли с Выми и приняли их коми язык».

Известно, что в XVIII веке фамилия Чупровых была уважаемой в Усть-Цильме. А.В. Камкин сообщает, что в 40-60-е годы XVIII века представители этой фамилии не раз занимали должность сотского, их фамилии упоминаются среди владельцев мельницы и среди видных старообрядцев.4Чупровы внесли большой вклад в историю Печорского края. Так, Иван Андреевич Чупров, уроженец Усть- Цильмы, стал первым народным депутатом. В 1767 году он участвовал, как указывает А.В. Камкин, в работе Уложенной комиссии, созданной по высочайшему манифесту Екатерины II. Этот первый в XVIII веке Российский парламент был призван установить новый свод законов и тем самым заменить прежний кодекс - соборное Уложение 1649 года. А.В. Камкин пишет, что «выбор пал на представителя Усть-Цильмы, как набиравшего силу экономического центра, к тому же Иван Чупров принадлежал к ряду самых распространенных фамилий нижне-печорского региона. Крестьяне предпочитали доверять старожилам, а фамилия Чупров как бы свидетельствовала о древности рода и гарантировала надёжность.

В XIX-XX веках многие Чупровы были хранителями рукописно - книжной старообрядческой традиции на Низовой Печоре. В.И.Малышев в книге «Усть-Цилемские рукописные сборники XVI- XX в.в.» приводит двадцать одно имя из рода Чупровых, которые являются владельцами собраний рукописей.

Как отмечает В.И.Малышев, в конце XIX - нач. XX в.в. после закрытия Пижемского и Цилемского скитов на Печоре развернулась интенсивная деятельность по копированию рукописей. Вследствие этого в Усть-Цильме, в среде местных старообрядцев, появились писцы - профессионалы. Среди Чупровых исследователь называет несколько известных переписчиков рукописей. На Пижме видными местными переписчиками были - Иван Дементьевич Чупров (с. Замежная) и два духовных наставника из деревни Боровская - Тимофей Семёнович Чупров, по прозвищу «Тимка Сенькин», умер он в 1938 году, и Тимофей Перфильевич Чупров, умер в 1914 году.

Уникальное явление XX века - существование былинной традиции на Печоре - также связано с Чупровыми. Среди известных исполнителей былин Григорий Иванович Чупров, Алексей Васильевич Чупров, Устинья Филипповна Чупрова, а также дети основателя деревни Абрамовской Василий Абрамович и Емельян Абрамович Чупровы. Кроме умения петь «старины» Василий и Емельян слыли на Печоре и известными книжниками.

Как указывает А.Н. Власов, «умение петь «старины» и книжное знание уже в ранние времена были неотделимы друг от друга, и составляют как бы две одинаково важные черты натуры талантливого человека». Умение петь «старины» переняли от Василия Абрамовича Чупрова племянник Гаврила Иванович Чупров, внучатые племянники, в том числе и Еремей Прович Чупров, лучший сказатель четвертого поколения Чупровых. По воспоминаниям Еремея Провича, его часто на промыслах просили помогать знатокам петь «старину». Таким образом, Еремей научился петь былины. Правнук первозасельщика, Еремей, стал известен в России. В 1972 г. на фирме «Мелодия» была выпущена грампластинка, на которой есть былина «Илья Муромец и Соколик» в исполнении Еремея Чупрова. Искусство пения перенял от отца и сын Илларион Еремеевич Чупров. Илларион выступал на сценах Московского и Ленинградского концертных залов, был участником Международного фестиваля «Саго-87» в Австрии.

Следует отметить, что все потомки Чупровых из Абрамовской, живущие ныне в Усть-Цильме и на Пижме, - отменные «песельники».

Среди Чупровых много известных людей и в наше время - это поэты Николай Алексеевич Чупров и Олег Акимович Чупров, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник КНЦ УРО РАН, профессор Владимир Иванович Чупров, «Народный мастер Республики Коми» Степан Иванович Чупров, известный предприниматель, а ныне глава администрации МО MP «Усть- Цилемский» Александр Филиппович Чупров и многие другие.

 

Использованная литература:

Садиков П А. Очерки по истории опричнины. М.: Л. 1950. с.463. 480-482.
Ончуков Н. Е. Печорские былины. СПб.. 1904. с. 10
Камкин А. В., Иван Чупров народный депутат из Усть-Цильмы // Красная Печора. 1991. №86. с.З
Камкин А.В. Иван Чупров народный депутат из Усть-Цильмы // Красная Печора. 1991. №82. с.З
Малышев В.И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX вв. Сыктывкар, 1960. с. 18
Власов А. Н. Сказитили печорских старин // Вестник Сыктывкарского университета. 1995. Выпуск №1. С. 89-95.

 

 

 

 

Родословная (Генеалогическое Древо) Чупровых-Носовых

 

A.M. Чупрова,

заведующая отделом обслуживания

Центральной библиотеки

с. Усть-Цильма.

В 1782 в Усть-Цилемскую волость входили четыре деревеньки: Быковая, Гаревая, Загривочная и Хабариха. В 1795 году на левом берегу р. Печоры возникла деревня Уежная. В 181 1 году в деревне было 102 жителя. В числе первых переселенцев из Усгь-Цильмы в Уег был Фёдор Павлович Чупров - основатель нашей родословной, известных скотоводов, охотников, рыбаков и ремесленников. В 1844 году выходцами из Ижмы и Сизябска было основано на левом берегу Печоры селение Мещанское. В 1850-1859 годах на левом берегу Печоры возникли поселения Бугаево (Верхнее, Среднее, Нижнее). В 1890 году на правом берегу Печоры был основан выселок Окунёв Нос (Остров), а позднее - Окунев Нос (Митрофаны), Окунёв Нос (Мироны), Окунёв Нос (Пустыня), в 1989 году там было 740 жителей.

В конце 30-40 годов из деревни Уег часть жителей переселилась в Сибирь. Сыновья же Фёдора Павловича Чупрова на правом берегу Печоры в 35-40 верстах от деревни Уег вниз по течению Печоры стали первыми поселенцами и основателями деревень: Чупров Калина Фёдорович - Калинино (затем Якшино), Чупров Семён Фёдорович - Сенькино, в 1884 году. Чупров Илларион Фёдорович - выселок Ларино, место было удобным, но для постоянного жительства не подходило из-за разлива весной Печоры и затопления. Илларион Федорович затем в 1892 году основал деревню Лабазиха, в семи километрах южнее от выселка Окунев Нос. Деревня Лабазиха находилась на берегу Лабажского шара, рядом сосновый бор, напротив остров, заливные луга и сенокосные угодья. Шар с рекой Печорой соединялся тремя проливами. Были хорошие условия для ведения хлебопашества, животноводства, охоты, рыболовства.

Чупров Илларион Фёдорович жил 105 лет и имел детей:

Чупров Николай Илларионович (1857-5.06.1945) д. Андег;

Чупров Фёдор Илларионович;

Чупров Евдоким Илларионович;

Чупров Яков Илларионович (1870-9.07.1921);

Чупрова-Носова Акулина Илларионовна (1864-1933) д. Лабазиха;

Чупрова-Чипсанова Ирина Илларионовна (1871-12.03.1949) с. Усть-Цильма;

Чупрова-Кислякова Екатерина Илларионовна (1882-25.01.1953) п. Синегорье.

Четыре брата: Николай, Федор, Евдоким, Яков и Акулина Илларионовна в деревне Лабазиха создали пять семей. У Акулины мужем стал Носов Филипп Степанович (1850-1939) из деревни Конахино, находившейся неподалёку от Усть-Цильмы. Носов Филипп Степанович много лет служил в царской армии, поэтому женился поздно и положил начало роду Носовых.

Самой многочисленной была семья Николая Илларионовича Чупрова - десять сыновей:

Прокопий (19.07.1902-22.08.1965) г. Нарьян-Мар;

Степан (1903-26.10.1961) с. Усть-Цильма;

Семён (30.04.1905-23.11.1985) г. Нарьян-Мар;

Матвей (1907-2.09.1934), убит в с. Усть-Цильма;

Алексей (1913-19.02.1942) и Василий (1915-25.12.1943) погибли в годы Великой Отечественной войны.

Сидор (15.05.1916-5.08.1993) скончался г. Артём, Приморский край;

Михаил (1918-21.12.1940) погиб в финскую войну;

Емельян (1921-1990) скончался в г. Борисоглебск;

Аристарх (12.04.1924-24.03.1996) г. Нарьян-Мар.

Носов Мелентий Яковлевич, 1920 г. рождения знал всех братьев Чупровых, эта была дружная, здоровая, весёлая, трудолюбивая семья, которая вела натуральное хозяйство. После коллективизации в 1930-1931 гг. семья, как и многие другие, распалась. Деревня Лабазиха в начале 70-х годов запустела и была исключена из учетных данных.

Продолжателями родословной Николая Илларионовича Чупрова являются:

Чупров Пётр Прокопьевич (10.07.1926);

Чупров Фатей Прокопьевич (27.08.193 1);

Чупров Андрей Фатеевич (4.05.1962);

Чупров Алексей Андреевич (29.10.1989) и др.

Чупрова-Носова Акулина Илларионовна (1864-1933) и Носов Филипп Степанович (1850-1939) создали семью и положили начало роду Носовых. У них были сыновья:

Носов Яков Филиппович (20.12.1894-19.10.1969) г. Нарьян-Мар;

Носов Михаил Филиппович (1902-1976) с. Щелья-Юр;

Носов Тимофей Филиппович (1908-12.12.1941) погиб ВОВ; их жёны:

Носова Александра Андреевна (30.03.1895-8.01.1967) с.Усть-Цильма;

Носова Александра Михайловна (1906-1980) с. Щелья-Юр;

Носова Прасковья Васильевна (27.10.1909-5.09.1986) п. Коноша; дочери:

Носова-Малышева Прасковья Филипповна (1897-1980) с. Бугаево;

Носова Устинья Филипповна (15.10.1901-27.08.1987) п. Синегорье;

Носова-Чупрова Анна Филипповна (5.02.1907-24.05.1972) д. Окунёв Нос.

Продолжателями Генеалогического Древа Носовых по мужской линии являются:

Носов Мелентий Яковлевич (25.04.1920) г. Москва;

Носов Александр Мелентьевич (16.12.1955) г. Москва;

Носов Лев Александрович (2.11.1995) г. Москва;

Носов Николай Иванович (19.12.1928) п. Синегорье и др.

М.Я. Носов писал в своей родословной:

«Крестьяне, поселявшиеся по берегам Печоры, заготовляли лес, обрабатывали его вручную, пилили на доски, брусья, тёс. Строили дома, амбары, бани, конюшни. Расчищали пахотные поля и сенокосные луга. Сеяли рожь и овёс, сажали картофель. Жали зерновые, сушили их, обмолачивали. Рожь мололи на муку, а овёс кормили лошадям. С 1925 года травы на сенокосных лугах скашивались параконными косилками, сухое сено собиралось одноконной гребилкой. Появились также сортировки и веялки зерновых. Заготовка сена - была одной из тяжелейших работ крестьян, содержавших коров, лошадей и овец.

Мой отец - Носов Яков Филиппович не учился в школе, но читал божественные книги, газету «Известия», был просветителем в д. Лабазиха. В 1927 году мои родители (с четырьмя детьми) отделились и перешли в ещё недостроенный новый дом, в котором были: прихожая-кухня, большая и узкая комнаты и вышка. Дед Филипп Степанович дал корову с тёлкой, лошадь с жеребёнком и шесть овец.

Папа строил дом более трёх лет с помощью двух родных братьев и многих двоюродных братьев, ведь вся д. Лабазиха состояла из родственников. Внутри дома папа сделал всё сам: двери, рамы с остеклением, столы, стулья, табуретки, печки. Он делал разные лодки, а также на заказ сани. Умел дубить, выделывать кожу, шить обувь: сапоги, бродни, ступни, делать хомуты, сёдла, шить шлеи, уздечки. Раскаливал металл и делал капканы. Ставил капканы, добывал лисиц, куниц, горностаев, белок, зайцев, волков. Подстреливал гусей, уток, косачей, тетеревов. Вязал сетки, делал поплавки и грузила (кибасы), составлял невода на сёмгу, поплавни- омулёвки и зельдёвки. Всегда с интересом занимался ловлей рыбы и охотой, обеспечивал семью всем необходимым.

Он любил говорить: «Дело мастера боится, а мастер дела никогда». Папа был уважаемым человеком не только в д. Лабазиха, но и в окрестных деревнях.

В 1931 году, в период сталинской коллективизации, в колхоз забрали две коровы, две лошади и хлевы (задняя часть дома). Отец в колхоз не вступил. Начались гонения, он уехал в г. Нарьян-Мар на заработки. Мама работала в колхозе, мы учились в школе в с. Усть- Цильма. За отказ вступить в колхоз папу лишили права голоса, а нас братьев, в 1933 году исключили из школы. Но правда восторжествовала, нас снова пригласили учиться.

В 1939 году папа был арестован органами НКВД, без суда тройка лишила его свободы на восемь лет. Отбывая срок в лагере, имея способности делать разные изделия (шкафы, тумбочки) лагерному начальству, получал дополнительные возможности к существованию. В 1947 году в удовлетворительном состоянии здоровья вернулся в г.Нарьян-Мар. Двадцать лет работал, приносил людям пользу. Я спросил отца: «За что был дан срок?» Ответ: «За высказанную мысль, что до коллективизации народ на Севере жил лучше». В период политической хрущёвской оттепели в 1956 году он был реабилитирован. Жизнь и деятельность Якова Филипповича способного, делового, прогрессивного человека, была омрачена коммунистами, которые не только уничтожали людей, но и разрушили всё российское крестьянство, основанное на свободном груде и частной собственности.

В заключение хочется ещё раз назвать имена наших предков:

Чупров Фёдор Павлович - мой прапрадед, Чупров Илларион Фёдорович - мой прадед, Чупров Николай Илларионович, Чупров Яков Илларионович,

Чупрова-Носова Акулина Илларионовна - моя бабушка, Носов Филипп Степанович - мой дед, организатор свободной жизни на берегах Печоры.»

Использованная литература:

Чупров В.И., Сметанин А.Ф., Попов А.А. Усть-Цильма - край Печорский, Сыктывкар, 1991.
Жеребцов И.Л. Где ты живёшь. Сыктывкар. 1994.
Носов М.Я. Родословная, Москва, 1997.

 

 

 

 

Родословная семьи Ермолиных (род Карпуниных, Ваниных, Сениных)

Н. Г. Хозяинова,

заместитель главы администрации

МО MP «Усть-Цилемский».

В жизни каждого человека особое место занимает семья. Семейный очаг даёт нам те духовную силу и нравственную чистоту, которые помогают жить, приносить пользу обществу. Чем старше становится человек, тем больше он осознаёт, как важно знать свои корни, знать свою родословную.

Мысль о том, чтобы составить свою родословную, возникла у меня давно, ещё тогда, когда была жива моя бабушка Мяндина Татьяна Алексеевна. Она просила переписать списки усопших родных и, поверьте, я многое могла бы узнать. Бабушка была интересным рассказчиком, и её рассказы до сих пор в моей памяти. Прошли годы... Не стало рядом моих близких и родных. И только тогда я поняла - как важна память и как много надо успеть сделать ради своих детей, ради своих внуков. Любовь к своей семье, родительскому дому перерастает в чувство патриотизма и гордости за свой край.

Я вспоминаю детства чистый родник, заботу, ласку, тепло моих родных. В детстве, когда меня спрашивали: «Чья ты будешь?», я отвечала: «Ермолиных». «Так роду-то чьего?», и тогда я подробно называла, что моя мама - Степанида Сениных, папа - Григорий Ваниных, а ещё Карпуниных. А в школе одноклассникам говорила, что моя бабушка была Мяндина, папа - Булыгин, а все мы - Ермолины. Так кто мы - Ермолины?

Фамилия Ермолины встречалась в Усть-Цильме ещё в XVII веке. 6 мая 1926 года в старинный праздник, Егорьев день, была свадьба моих родителей — Степаниды Васильевны и Григория Ивановича. Степанида Васильевна была единственной дочерью Мяндиных: Татьяны Алексеевны и Василия Семеновича. Семья жила в достатке: имели кожевню — выделывали кожу. За работу им рассчитывались маслом, мясом. Дед, Василий Семёнович, был участником I Мировой войны; на службе был семь лет и, со слов бабушки, дослужился до унтер-офицера и был награждён медалью и Георгиевским крестом. Брат деда погиб в I Мировую войну и был захоронен близ Манчжурии. В годы Великой Отечественной войны дед и бабушка жили в Оксино, работали бакенщиками на реке Печора. Мой отец, Ермолин Григорий Иванович, родился в семье Булыгина Ивана Ивановича и Акулины Ивановны. В роду Ваниных Григорий был старшим сыном, затем родились Ефим, Григорий, Евдокия, Ананий. Иван Иванович служил в казачьем полку в Архангельске. Все его четыре сына защищали Родину в Великую Отечественную войну; младший Григорий погиб.

История, как мой папа стал Ермолиным, такова. У моей бабушки, Акулины Ивановны, был старший брат, Игнатий Иванович Ермолин, у которого не было детей. В книге Усть-Цилемской волости значится, что Григория Ивановича усыновил Игнатий Иванович Ермолин в 1916 году (док. 151 № 20180). В возрасте 10 лет мой отец перешёл жить в дом Карпуниных. В 1919 году в семье Игнатия Ивановича и Александры Григорьевны родилась дочь Пестимея. В 1921 году Игнатий Иванович умер. В моей семье всегда считали, что папу взял под свою фамилию дед, Ермолин Иван Карпович, что, по сути, так и было. (На основании документов государственного архива Архангельской области. Справка составлена Татьяной Дмитриевной Вокуевой).

Выписка из Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года:

1. Ермолин Иван Карпович, хозяин, 39 лет, единоверец, русский, грамотен, обучался в полку, сборщик податей.

2. Ермолина Степанида Прокопьевна, жена, 39 лет, единоверка, русская.

3. Ермолин Игнатий Иванович, сын, 13 лет, единоверец, русский, грамотен, обучался дома.

4. Ермолин Алексей Иванович, сын, 2-х лет.

5. Ермолина Акулина Ивановна, дочь, 1 1 -ти лет.

6. Ермолина Анна Ивановна, дочь, 6-ти лет.

7. Ермолина Наталья Карповна, сестра, 48 лет, девица.

8. Ермолин Михаил Иванович, сын, менее 1-го мес.

В доме Карпуниных мои родители прожили 9 лет, гам родились Иван и Анна. В 1935 году наша семья переехала в дом моей мамы — половину двухэтажного дома на Советской - 118. Это наш родительский дом. 24 августа 1941 года мой папа ушёл на войну, мама осталась с пятью детьми на руках. Это были годы тяжёлых испытаний. В январе 1945 года мама получила похоронку, что погиб отец. Спустя 2 месяца пришло письмо от отца, будучи тяжело раненым, он попал в плен в Венгрии возле озера Балатон. Сначала попали в окружение, затем 2 месяца плена. Освободила от плена та же честь, в которой отец воевал. Командир сразу сказал: «Григорий, пиши письмо, мы отправили похоронку». Григорий Иванович воевал в составе 1-го гвардейского Николаевского укрепрайона, прошёл с боями Югославию, Австрию, Венгрию, Болгарию, Румы­нию. После войны стал работать счетоводом в колхозе им. В.Ф. Батманова. Умер в августе 1961 года, немного не дожив до 55 лет.

Мама прожила 85 лет, часто повторяла: «Четвёртый век уже живу: девкой жила, жёнкой жила, солдаткой жила, а теперь уже 35 лет вдовой живу».

В нашей семье было 7 детей: старший сын - Иван, шесть дочерей: Анна, Ирина, Федосья, Анастасия, Нина и Надежда. Все дети кареглазые в маму, а я родилась с голубыми глазами, похожая на отца. Мне всегда говорили: «Ты не наша, ты - Ваниных». А когда мне было 5 лет, я подошла к сестре и спросила: «Ира, я, правда, не ваша?». С тех пор мне больше этого не говорили.

Иван окончил Уральский лесотехнический институт, работал инженером. Ирина и Федосья окончили Коми государственный педагогический институт, факультет иностранных языков, работали в Воркуте.

Анна работала дояркой в совхозе «Усть-Цилемский».

Настя работала воспитателем в Воркуте.

Нина - инженером в объединении «Воркутауголь», окончила Ленинградский горный институт, а я - Ленинградский педагогический институт им. Герцена.

Сейчас нас осталось 4 сестры: Феня живёт в Ржеве, Настя - в Ярославле, Нина - в Германии и я - в Усть-Цильме.

Самые тёплые воспоминания мы храним о своей семье. Самая светлая память о наших родителях Степаниде Васильевне и Григории Ивановиче Ермолиных. Своего старшего сына мы назвали в честь моего папы, он тоже Григорий Иванович. Младшая дочь вышла замуж, и теперь её фамилия Ермолина, получается, что эта фамилия вернулась в нашу семью. Когда в нашей семье за 5 лет появилось 4 ребёнка, а затем 5-й, многие удивились. Благодаря тому, что рядом жили мои мама и старшая сестра Анна, мы с мужем успевали и работать и растить детей.

Наш родительский дом для нас всегда был домом, где нас ждали, понимали, согревали своим теплом.

Когда я начала работу по составлению своей родословной, узнала много нового, того, чего раньше не знала. Мой прадед - Ермолин Иван Карпович был переписчиком книг. В книге В.И. Малышева «Усть-Цилемские рукописные сборники XV1-XX в.в.» есть такие сведения:

- Ермолин Иван Карпович, его сын Игнатий Иванович... были переписчиками книг. У Ермолина Ивана Карповича находилось несколько десятков книг и рукописей.

- Низовья Печоры издавна славились рукописной стариной. Среди усть-цилемских писцов выделяется Игнатий Иванович Ермолин. Кроме копирования он занимался реставрацией и переплётом.

Большая работа ещё предстоит по уточнению сведений по родословной моего деда Мяндина Василия Семёновича, его отца, Семёна, привезли месячным ребёнком из Пижмы.

В моей родословной встречаются такие фамилии: Ермолины, Булыгины, Мяндины, Тороповы, Кисляковы, Синцовы.

Одна из моих прабабушек по линии мамы была долгожительницей, жила до 102 лет. Про неё говорили: «Така была крепка, что зимой в баню ходила в валенках, а из бани шла, валенки несла под мышкой».

Род Сениных был певучим. У деда, Василия Семеновича, был хороший голос и люди говорили: «люди ещё встают, а у Сениных на кожевне уже работают и поют». Кожевня находилась рядом со зданием начальной школы. Когда сменили денежные знаки, у деда пропал годовой заработок, и этими деньгами оклеили комнату на сенокосном участке. У деда до сих пор сохранилась сберегательная книжка, где значится вклад 1919 года - 4 тыс. рублей.

Из поколения в поколение передавались семейные реликвии, о судьбе каждого можно составить целую повесть. И впереди ещё предстоит многое узнать из семейной родословной, только было бы желание. Но поскольку это становится частью души, то я думаю, что своим внукам у меня будет что рассказать и показать, время ещё есть.

 

Для увеличения изображения нажмите на картинку!

Использование литературы:

Малышев В. И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX в.в. Сыктывкар, Коми книжное издательство. 1960.

 

Информаторы:

Ермолина Степанида Васильевна 1911 г.р. с. Усть-Цильма.
Мяндина Татьяна Алексеевна 1898 г.р. с. Усть-Цильма.

 

 

 

 

Род Поздеевых - Тимашовцев из Хабарихи

Н.Н. Поздеев,

с. Хабариха.

Село Хабариха возникло во второй половине XVIII века. Оно расположено на правой стороне реки Печора. Много жителей села носит фамилию Поздеевы. В Хабарихе известно несколько названий родов: Тимашовцы, Мартыновы, Федотушкины, Дуничевы, Алёхины, Киршины, Кочичевы.

В верхнем конце села проживал род Тимашовцев. Название рода произошло от имени основателя рода - Тимофея. У него был сын Фёдор (мой прадед). Имени прабабушки не сохранилось в памяти родственников, так как она умерла рано. После смерти первой жены Фёдор взял в жёны девушку из Ижмы, которая научила моего деда говорить по-коми. У Фёдора, кроме детей от первого брака, Степаниды и Василия, было ещё три дочери: Вера, Афимья и Наталья.

Мой дед Василий Фёдорович Поздеев родился в 1871 году. Он был вторым ребёнком в семье. Василий Фёдорович был человеком неграмотным, поэтому расписывался клеймом «П.В.» (Поздеев Василий). Умер дедушка в 1961 году.

Мой отец Николай Васильевич Поздеев, 1910 г.р., - участник Великой Отечественной войны, артиллерист, старший сержант. После войны он работал в колхозе им. Чапаева. Умер в 1971 году.

Моя мать Анисья Фёдоровна Поздеева, уроженка деревни Уег Хабарицкого сельского совета, 1913 г.р., работала в колхозе им. Чапаева и одновременно в Хабарицком сельском совете. Умерла она в 1994 году.

Нас у отца с матерью было восемь детей: четыре дочери и четыре сына. Все живы и здоровы, имеют свои семьи. Все имеют звание «Ветеран труда», находятся на пенсии.

Немного расскажу о двоюродном браге моего деда со стороны матери, Феокгисте Фёдоровиче Поздееве. Он был участником первой мировой войны, за храбрость был награждён Георгиевским крестом. Его жена Анисья Григорьевна, 1889 г.р., одна воспитала четверых детей: Ксению, Ивана, Прасковью, Екатерину.

Алексей Тимофеевич Поздеев тоже принадлежит к роду Тимашовцев. Его жена - Афимья Ивановна, 1879 г.р., в 1906 году родила ему сына Ивана.

Иван Алексеевич — участник Великой Отечественной войны, работал председателем колхоза им. Чапаева, затем на строительстве в колхозной бригаде. Скончался в 1967 году. Жена Ивана Алексеевича, Клавдия Ивановна, 1909 г.р., уроженка села Усть- Цильма, родила ему трёх сыновей: Алексея, Виктора, Владимира.

Алексей Иванович, 1928 г.р., служил в Германии, после армии работал трактористом в деревне Окунёв Нос. Трагически погиб в 1954 году.

Виктор Иванович, 1934 г.р., работал на шахте в городе Инта. После обвала шахты в 1955 году получил инвалидность. Позже он переехал в город Ярославль, где скончался.

Владимир, 1946 г.р., живёт в городе Ухта. Долгое время работал геологом. Сейчас находится на заслуженном отдыхе.

Известен в Хабарихе и род Мартыновых.

Никита Иванович Поздеев, 1863 г.р., - представитель этого рода. Его жена Матрёна Павловна, 1860 г.р., родом с Мезени. В селе она считалась местным лекарем. Заговорами лечила в бане маленьких детей.

У Никиты Ивановича и Матрёны Павловны было два сына: Иван и Алексей. В годы Великой Отечественной войны Иван, 1894 г.р., работал конюхом на лесоучастке в Бугаево. Был осуждён за кражу мешка овса и отбывал наказание в посёлке Новый Бор. После окончания срока заключения в родное село не вернулся, а уехал в Нарьян-Мар. В преклонном возрасте Иван Никитич и его жена Анна Игнатьевна возвратились в Хабариху. Иван Никитич умер в 1957 году, а Анна Игнатьевна умерла в 1961 году.

Павел Иванович Поздеев, младший брат Никиты Ивановича, 1870 г.р., был главой хозяйства. Но позже его раскулачили, отобрали двухэтажный дом, два амбара. На первом этаже находилось правление колхоза, на втором - изба-читальня. Очень много Поздеевых пострадало в годы репрессий в селе Хабариха и других деревнях и сёлах Усть-Цилемского района.

Исследования родовых преданий и связанных с ними фамильных прозвищ должны быть продолжены. Очень важно знать своих предков, свои корни. Нельзя забывать своё прошлое. Память должна храниться в сердцах людей. Пока человек помнит, чтит своих предков, до тех пор живёт история.

Использованная литература:

Чупров В.И.. Сметанин А.Ф., Попов А.А. Усть-Цильма - край Печорский. Коми книжное издательство, 1991. с. 176.
Чупров А.В. Нарьян-Марские устьцилёма. Труженики фронта и тыла. 2005. с. 102.
Похозяйственная книга Хабарицкого сельского совета.

 

Информаторы:

Поздеев Василий Фёдорович, 1871 г.р., с. Хабариха.
Хозяинова Степанида Фёдоровна, 1868 г.р., с. Хабариха.
Хозяинов Пётр Алексеевич, 1926 г.р., д. Верховская.
Поздеев Николай Алексеевич, 1930 г.р., с. Хабариха.
Поздеева Анна Васильевна, 1912 г.р., с. Хабариха.
Поздеев Николай Николаевич, 1936 г.р., с. Хабариха.

 

 

 

 

Родословная семьи Чуркиных

Е.К. Соловьёва,

с. Замежная.

В недалёком прошлом, встречаясь с пожилыми людьми, можно было услышать вопрос: «Из какого ты рода?».

По родовой фамилии они сразу могли составить мнение о тебе, т.е. каковы родители, таковы и дети. Соответственной была и встреча.

Свою родословную, свои корни должен знать каждый человек, чтобы продолжить традиции рода, чтобы не запятнать честь рода, чтобы гордиться своими предками. В молодости об этом как-то не задумываешься. Живы свои родители и ладно. Только с возрастом начинаешь интересоваться своими предками.

В этом сообщении мне хочется осветить родословную по отцовской линии фамилии Чуркиных.

Как возникла эта фамилия?

В сборнике «Русские фамилии» есть 2 версии возникновения этой фамилии.

Первая: «Девица родила сына вне брака. Отец неизвестен. Родители и окружающие называют её сына «чуркой», т.е. рождённого вне брака. Впоследствии это название перешло в его фамилию Чуркин».

Вторая легенда: «В былинах была версия, что существовало неземное существо «чурило», которое превратилось в человека». Впоследствии «чурило» перешло в фамилию Чуркин.

Мой дедушка, Чуркин Яков Евтихеевич, выходец из деревни Чуркинская Пижемского сельсовета Усть-Цилемского района.

Деревня получила название по фамилии основателя - крестьянина Чуркина.

Деревня возникла после 1795 года, упомянута в ревизии 1811 года: деревня Чуркино, 7 мужчин (о женщинах нет данных).

Несколько обитателей этой деревни в 30-40-х годах XIX века переселились в Сибирь (в частности, в Тобольскую губернию).

К нам в Замежную в 80-х годах XX века приезжала двоюродная сестра, Чуркина Кристина Афанасьевна, из Кемеровской области. Она сообщила, что там есть деревня, в которой почти все жители Чуркины, может, это как раз наши предки.

В семье дедушки существует удивительная история. У бабушки умер первый муж. Было единоличное хозяйство, на руках было трое маленьких детей. Как одной управиться с таким хозяйством? Она взяла в работники молодого парня из Чуркинской, т.е. моего дедушку. Впоследствии они поженились, хотя он моложе её на 15 лет. Появилось ещё двое сыновей. И вот когда бабушке стало за 50 лет, она усадила за стол моего дедушку и говорит: «Ты мужик в самом разу, в самом соку, а я для тебя стала старая. Дети выросли, они уже стали мне помощниками. Я тебе нашла невесту: молодую, добрую, работящую».

Так она женила своего мужа, моего дедушку. Впоследствии обе семьи между собой жили очень дружно.

У дедушки в новой семье появились ещё четыре дочки и четыре сына, а всего у него было шесть сыновей и четыре дочери. Трое сыновей погибли на войне, остальные дожили до глубокой старости.

Изучая свою родословную, я заметила, что все семьи были многодетными и все дети доживали до преклонного возраста.

У брата дедушки, Чуркина Григория Евтихеевича, было восемь детей и у каждого из его дегей было не менее шести, а у дочки Евдокии Григорьевны было пятнадцать детей.

У второго брата дедушки, Чуркина Тимофея Евтихеевича, было пятеро детей.

У моего отца, Чуркина Кирика Яковлевича, и его брата, Чуркина Афанасия Яковлевича, было по шестеро детей. Может быть, было бы больше, но оба погибли в Великую Отечественную войну. У третьего брата, Чуркина Кирилла Константиновича, было двенадцать детей. У сестры, Аншуковой (Чуркиной) Марфы Яковлевны, было пятнадцать детей.

Вторая особенность, замеченная мною, что Чуркины были неплохими организаторами и руководителями. Чуркин Кирик Яковлевич был председателем колхозов в с. Усть-Цильма и с. Замежная. Чуркин Афанасий Яковлевич был председателем колхоза в д. Крестовка, затем в с. Усть-Цильма заведовал земотделом. Чуркин Константин Кириллович был заведующим жилкомхоза, мастером при строительстве школ в сёлах Усть-Цильма и Замежная, бригадиром рыболовецкой бригады.

Их дети продолжают дело отцов. Например, Аншуков Михаил Филиппович был директором совхоза «Пижемский» и сейчас является руководителем хозяйства в д. Степановская.

И третья особенность, что Чуркины музыканты.

Все три брата Чуркиных Кирилл, Кирик и Афанасий играли на гармошке и хорошо пели. Считалось почётным заполучить их на гулянья.

Их потомки тоже играют на музыкальных инструментах, но уже на баяне и гитаре. У Чуркина Тимофея Евтихеевича два внука баянисты (Чуркин Николай и Чуркин Виктор), а его правнук, Чуркин Александр Николаевич, профессиональный музыкант. Играют на баяне сын Марфы Яковлевны Михаил Филиппович, сын Афанасия Яковлевича Яша и сын Кирика Яковлевича Иван Кирикович.

Можно ещё много говорить о большой родословной нашей семьи Чуркиных. Главное, что все они прожили достойно, воспитали неплохих детей, которые проживают во многих уголках нашей страны.

Использованная литература:

Федосюк Ю. Русские фамилии. М., Детская литература, 1972.
Энциклопедия «Республика Коми», т. 3., 2000. с.400.

Информаторы:

Чуркина Василиса Кирилловна (1908 г.р.) с. Замежная.
Мяндина Павла Кирилловна (1910 г.р.) с. Замежная.
Чуркина Татьяна Никифоровна (1920 г.р.) с. Замежная.
Куланова Эвелина Кириковна (1930 г.р.) с. Замежная.

 

 

 

 

Род Мяндиных из села Замежная

Т. Г. Романова,

с. Замежная.

На рубеже XIX века в д. Замежная Печорского уезда Архангельской губернии жила семья Ерёмы Мяндина. У него было два сына: Антон и Федул.

У Антона Еремеевича от брака с Агафьей было два сына и восемь дочерей: Павел, Семён, Парасковья, Евдокия, Марфа, Агафья, Анна, Василиса, Федосья, Степанида. Он умер в начале тридцатых годов, когда ему было шестьдесят с небольшим лет.

Мой прадед Федул Еремеевич с прабабушкой Фекленьей Пахомовной вырастили семерых детей: Николая, Мигрофана, Михаила, Анхена, Федосью, Федосью, Фому. Вели личное подсобное хозяйство, ловили рыбу, охотились, делали деревянные ложки.

У Фомы Федуловича с Агафьей Евстратьевной было 14 детей, пятеро из них умерло. Кроме своих девяти детей они вырастили до шестилетнего возраста и меня, их внучку Тамару. Их дети: Павел (1919-1994), Елисей (1929-1998), Алексей (1933-2005), Евдокия (1917-1998), Агафья, моя мама, 29 февраля 1923 г.р., Афимья (1925- 1994), Афимья 1935 г.р., Елизавета (1930-2003), Василиса (1940- 1974). Заботливые и трудолюбивые, они прожили совместно около 60 лет. До конца жизни они сохранили свою доброту, порядочность и уважение к людям. До коллективизации жили личным подсобным хозяйством: держали скот, изготовляли кирпич. Дедушка искусно делал из дерева ложки, сани и кареты. Он был крепким и сильным мужиком, мог на плечах переносить приплавленные им брёвна. Расстояние от реки до дома было около километра. До последних дней своей жизни он плёл корзины из ивовых прутьев. Семья деда в тридцатые годы вступила в колхоз. Бабушка Агафья долгое время работала дояркой. Деда от колхоза направляли на работу в госпромхоз для заготовки пушнины и дичи государству. Дед Фома был участником двух войн - гражданской и отечественной.

В двадцатом году за неделю до вступления Красной Армии в Архангельск было организовано восстание гарнизона в с. Ижма. Ревком возглавляли унтер-офицер Матвиенко и солдат пулемётной роты Афанасий Суслов. Были арестованы офицеры штаба 10-го стрелкового полка во главе с полковником Ахаткиным. В числе организаторов восстания был и мой дед Фома Федулович.

Дед Фома и бабушка Агафья обладала особенным красивым певческим голосом. Знали и исполняли много старинных песен, умело водили пижемскую горку. Этот дар передался их детям, многим внукам и правнукам. Вот такие очень краткие сведения о моих родственниках, имевших фамилию Мяндины.

У дедушки Фомы было 34 внука и внучек. У Антона Еремеевича 25 внуков и 41 правнук. У Федула Еремеевича 21 внук и 46 правнуков.

 

 

 

 

 

История происхождения пижемских деревень

Т.С. Атиукова,

д. Стспановская.

Пижемский край был богат рыбой, дичью, пушниной, лесными дарами. Особенно известно Ямозеро, которое кормило рыбой поселения Пижмы, Цильмы и Мезени. В деревне Лёвкинской, местечке Климково и возле Ямозера ещё сохранились ушедшие в землю дома, построенные в конце XIX века. Немного из истории возникновения д. Лёвкинская.

К 1990 году деревня Лёвкинская опустела. Осталось несколько жителей. Сейчас это пристанище для рыбаков. В Лёвкинской жили: 11оташовы, Кармановы, Антоновы, позднее присоединились Михеевы и Дорофеевы.

Жительница Лёвкинской Жигулёва Наталья Ивановна рассказывает, что деревня образована Леонтием Поташовым. Его звали Левонтий, поэтому и деревню назвали Лёвкинская.

Левонтий Поташов сначала обосновался на берегу речки Новокузега, что в трёх километрах от Лёвкинской. Но там было мало места, лугов, маленькая речка, не было возвышенности, где бы можно было сеять зерно, и он стал искать другое место. Проплыв гри-четыре километра, увидел красивое место с большой горой. «Вот где будут хорошие урожаи хлеба», - сказал Левонтий и начал строить дом. Позже к Левонтию присоединился Карманов. Конечно, Наталья Ивановна не смогла поведать доподлинную историю образования деревни, но помнит из рассказа деда и отца, что Лёвкинская была образована первой. У Левонтия родился сын Василий, у Василия - Грофим, у Трофима - Иван, у Ивана - Наталья. Конечно, детей у каждого много. Просто я обратила внимание на то, что Наталья Ивановна - пятое поколение от Левонтия, а ей уже за восемьдесят.

В самой деревне под землёй пласты камня, из-за которых по ночам всегда холодно. Урожай картофеля был всегда плохим. Не всегда удавался и урожай зерновых. Например: с 1918 года было семь лет неурожайных. У кого была возможность, сплавлялись по реке на лодках до Усть-Цильмы и меняли пушнину, рыбу и мясо на муку, но такая возможность была не у всех.

Наталья Ивановна рассказала такую историю, она её слышала от деда. Шли три солдата, путь их был долгим, припасы давно закончились, и они были вынуждены съесть своего товарища. Они продолжили свой путь, шли в надежде найти пристанище. Жилья вокруг не было. Кинули они жребий - кому быть съеденным. И говорит один: «Давай я залезу на дерево, может, дым увижу», - и увидел. Пошли прямо на дым, и вышли в деревню. Это оказалась деревня Новожиловская. Зашли в первый дом. Это был дом Трофима. По рассказам, деревню Новожиловскую открыли Кирюшечка и Сидорка по фамилии Михеевы. Из поколения в поколение передавалась легенда об основателях деревни Кирюшечке и Сидорке. В 1859 году в деревне было два двора, два жителя. Новожиловская находилась от Лёвкинской в двадцати шести километрах, по реке пятьдесят. У Новожиловской есть интересная особенность: по реке до неё пятьдесят километров, а через Яранский мег всего три километра. Рыбаки, жители Лёвкинской и Новожиловской, добирались так: доезжали до Каменной, высаживали пассажиров, они шли три километра и выходили прямо в деревню. Бытует ещё одна легенда среди рыбаков и охотников. Якобы, по ночам в один из домов деревни приходила женщина и начинала душить, когда дом убрали, все ночные кошмары прекратились. Рассказывали также, что в этом доме была задушена женщина, и может быть, неупокоённая её душа была не на своём месте. Наталья Ивановна рассказывала, что у деда Трофима сильно заболела жена, т.е. бабушка Натальи. Повёз её дед в Усть-Цильму. По дороге она умерла, и он её повёз в Лёвкинскую, а похоронил в Новожиловской. Возможно, маялась её душа вдали от родного дома.

От Новожиловской до Верховской двадцать километров, а по реке пятьдесят семь. Это поселение впервые упомянуто в 1816 году. Раньше деревню Верховская называли Верхняя деревня. К 1835 году в ней было семь жителей. В 1918 году в Верховской было 15 дворов и проживало 66 человек. В 1926 году 19 дворов и 77 жителей. В 1960 году население деревни начало сокращаться, хоть там и были более благоприятные условия для жизни, но она считалась неперспективной. После 1918 года деревни Лёвкинская, Новожиловская и Верховская были объединены в один колхоз «Охотник». Трудные годы, радости и печали пережили эти деревни, как и их жители, но не стало жителей, не стало и деревень.

А теперь немного о деревне Скитская. Впервые она упомянута в 1713 году. Группа раскольников организовала на «Великих пожнях» свой скит. В числе основателей был Парфён Максимович Клокотов из Мезенского уезда и другие мезенские и пинежские крестьяне: Бобрецовы, Анкудиновы, Антоновы, Ончуковы, Кирилловы. Занимались земледелием, охотой, рыбной ловлей, изготовляли иконы, переписывали книги, собирали библиотеку, организовали школу, в которой изучали риторику, грамматику, диалектику и др. В 1743 году в скит был послан военный отряд. Узнав о его приближении, свыше семидесяти человек, а по другим записям восемьдесят шесть, сожгли себя. Позднее сюда пришли другие старообрядцы. В 1851 году скит был закрыт. В 1859 году здесь имелось два двора и два жителя. В 1918 году было 20 дворов и 107 жителей. В 1926 году Скитская состояла из двух частей - Замогильная и Монастырь (33 двора, 121 житель - 58 мужчин, 63 женщины). В 1930 году имелось «кооперативное заведение». Много легенд, былин и тайн ушло в прошлое вместе с теми, кто обживал эти таёжные места. Но часть легенд сохранилась в памяти местных жителей, например, об имуществе скита, о Еленином ручье и др. Скитники, якобы, собрали всю церковную утварь: книги, иконы и утопили в курье, возможно, что и сейчас покоятся на дне этой курьи ценности того времени. Дело было зимой, возможно, утопленное скитниками оттеснило льдом, а с годами просто занесло илом. Ведь никто точно не знал этого места. Да и было ли это на самом деле? Может быть правдой и то, что имели они в ските подвал и туда всё спрятали. После пожара всё завалило. Ещё сказывали, что всё это знал некий пастух, но испугался пожарища и убежал. Говорят, монастырцы имели свои склады не рядом с монастырём, а в лесу. Там они хранили свои припасы. Молчит прошлое.

Была легенда о том, что «... вышел дым и полетела белыя голубица и застыла камнем душа Елены». Была и другая легенда, что позднее, когда стало сообщение между создавшимися деревнями, ехала на коне в одну из деревень девушка Елена. Весной этот ручей сильно разливается. Переезжая его, девушка увидела медведя, лошадь рванула и сбросила её. Девушка, упав в холодную воду, захлебнулась. Вот почему этот ручей называется Еленин. Он напускал страх на проезжающих людей, будто там вода красная, что это её волосы, поэтому его старались поскорей проехать.

Возможно, на многие из этих вопросов мог дать ответы известный нa Пижме наставник из деревни Скитской Антонов Сидор Нилович, но его давно нет.

Сам Сидор Нилович по матери Антонов, а отец его Кириллов Нил Семёнович. Он взял в жёны девушку из Лёвкинской. В то время не расписывали, а венчали, и при венчании каждый оставлял свою фамилию. Сидор Нилович был Антонов, а когда женился на Бобрецовой Матрёне, их дети были Бобрецовы. Женат он был три раза. От двух жён детей не было, были только от третьей.

Если судить по рассказам Сидора, то Скитская существует давно, раньше 1713 года. Сидор Нилович рассказывал, что его прапрадед Степан не захотел жить в ските и попросился уйти. Братия не стала препятствовать и отпустила его. Он ушёл чуть подальше от них и выстроил дом на другом берегу реки.

Во время опросов местных жителей, я заметила одну особенность. В Скитской многие произносили фамилию Аншуков - Ончуков. И сам Сидор Нилович всегда вместо Аншуков произносил Ончуков. Мне самой это пришлось слышать. Пришла я как-то к нему по делам, а он поинтересовался обо мне и говорит: «А ... это Тамара Ончукова, Мишки Ончукова жёнка?».

Сидор Нилович говорил, что Степановскую заложил его предок Степан. Впервые она упомянута в 1859 году. Тогда в деревне было 13 дворов, жили 56 человек. Это были переселенцы из Лебской волости Мезенского уезда. В 1930 году имелись: изба-читальня, библиотека, маслодельный завод, «кооперативное торговое заведение».

Из рассказа Михеевой Анны Ананьевны стала известна легенда о деревне Черногорской. Шли Самар и Черногор. Откуда и куда шли, никому неведомо. Остановились они ниже Скитской и срубили избушку. В реке ловили рыбу, в лесу охотились, жили тем, что давала природа. До сих пор порог на реке называется «Черногоров». Но вскоре Самар заболел и умер. Похоронил его Черногор на другой стороне реки на косогоре, т.к. луговина возле реки, при большой воде, затапливалась. Похоронил и ушёл в другие места. Сначала он построил избушку на речке Максара, но что-то ему там не понравилось, и ушёл он дальше. Нашёл высокое место и построил там новую избу. Затем к этому месту присоединились люди из ижемских мест. Они шли по реке Нерица и, увидев избу, остались там жить. С тех пор и называют деревня Черногорская, по имени того Черногора. А щелья в Степановской до сих пор называется Самарова.

По местной легенде из скита ушла и женщина по имени Пелагея. Но ушла она недалеко, всего в пяти километрах от Скитской, и построила себе избушку возле озера и болота. На болоте росло много морошки и клюквы. В озере было много рыбы. Охотилась, рыбачила, собирала грибы, ягоды, тем и жила. Сколько лет она прожила, никто не знает. Но однажды её не стало. Говорят, у неё от испуга остановилось сердце. А испугалась она на озере. Пришла Пелагея смотреть сети, а в сеть попала огромная щука, когда она увидела эту огромную голову с большими зубами, то сердце её не выдержало. Об этом стало известно, когда кто-то из рыбаков заехал на озеро. Ещё до наших дней стояла та избушка. Так и назвали это озеро «Палагино». Много воды с тех пор унесла река Пижма. Не раз меняла своё русло, зарастали озёра, высыхали болота и ручьи, но жизнь продолжается. И очень важно знать историю возникновения сёл и деревень, кто жил в них до нас; чем занимались наши предки. К сожалению, не на все вопросы, касающиеся истории поселений, можно найти ответы.

Использованная литература:

Республика Коми: энциклопедия. Т.З. - Сыктывкар. Коми книжное издат., 2000.
Жеребцов ИЛ. Где ты живёшь... Сыктывкар, Коми книжное издательство, 1994.

Информаторы:

Михеева Анна Ананьевна (1905 г.р.) д. Степановская.
Жигулёва Наталья Ивановна (1924 г.р.) д. Скитская.
Михеева Агафья Сидоровна (1926 г.р.) д. Скитская.

 



 

 

 

«Носовы — люди не бросовы»

Я.Н. Носов,

историк, краевед.

Моя бабушка Акулина Андроновна Носова - староверка из пижемской деревни Верховской - прожила 97 лет. Еще студенту в 1956 году она мне говорила: «Яшенька, наш Карпуша деревню Карпушовку-то основал - наш родственник...» Спустя 20 лет, работая в архиве г. Сыктывкара, в документе «Описание волостей Печорского уезда, 1903 год», я обнаружил: «д. Карпушовка, дата основания - 1550 год, в 6 верстах от Усть-Цильмы, 52 мужчин, 72 женщин - (1903 г.), русские, правый берег Печоры, основатель Карп Носов».

В 1542 году Иван Дмитриевич Ластка строил Усть-Цильму, а в 6 верстах от Усть-Цильмы в 1550 году, Карп Носов строил Карпушовку. Надо полагать, что оба они: и Иван, и Карп - основатели первых селений на Печоре не только встречались, а и общались и обменивались опытом да и жили в одной тогда слободке Усть-Цильме. И оба они выполняли наказ первого царя Российского государства Ивана Грозного: «Копить слободку, людей зазывати в ней жить...»

Мой прадед Тарас Семенович Носов (1855-1935 г.г.) - старовер из пижемской деревни Верхоьская. Имя этого человека увековечено на страницах книги доктора филологических наук, научного сотрудника Пушкинского Дома - Владимира Ивановича Малышева «Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX в.в.». Он значится, как переписчик, владелец рукописей.

А в Национальном музее Республики Коми по охранной описи за №13 и 39 хранится «Сборная рукопись XIX века», переписанная И.С. Мяндиным, Т.С. Носовым и А.В. Вокуевым - содержит стихи об Андрее Борисове, Иоасаффе царевиче, Иосифе Прекрасном и др.

В книге «Памятники культуры. Новые открытия», мой прадед фигурирует, как мастер росписи по дереву на Печоре.

В статье московской журналистки Н.В. Тарановской «Мастера народных росписей по дереву из селений по pp. Пижма и Печора» значится 40 человек, среди них и мой прадед Носов Тарас Семёнович.

Мастера росписи по дереву красочно расписывали не только ложки, каталки, рубели, прялки, веретна, бачи, тарелки, чаши, колыбели, солонки, цивье ружей, конские дуги, кареты, кошовки- сани, двери в избах... Помню: в доме моего деда в деревне Верховская была двустворчатая ажурная дверь из одной комнаты в другую. Она была расписана прадедом. Эту дверь в 70-е годы XX века этнографическая экспедиция увезла в музей. Такой расписанной разными красками двери никогда в жизни не видел.

Еще одна легенда о моем прадеде, как о знаменитом на весь обширный тогда Печорский уезд - коневале. К прадеду обращались, заказывали, писали, просили, приезжали за ним и увозили его для производства такой бытовой необходимости, как кастрация жеребцов. (А лошадей тогда в Печорском крае было не меньше, чем на Кубани и Дону). Он никогда не лишал животное свободы. Прадед не связывал и не привязывал животное, похлопает ладонью по крупу, что-то пошепчет на ухо, и животное стоит как вкопанное - не шелохнется пока прадед оперирует его.

Дед мой, Тарас Тарасович Носов (1880г.-1963г.) - старовер из д.Верховской, очень любил лошадей и работал конюхом в колхозе. Приведу два факта из его жизни. В годы Гражданской войны на Печоре он участвовал в последнем 7-м перевороте: в феврале 1920 года в Ижме арестовали они весь комсостав 10 стрелкового Печорского белогвардейского полка (3850 штыков) и доставили в Усть-Цильму всех 17 офицеров штаба во главе с полковником Дхаткиным и все штабные документы. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. мой дед - участник конно- санного обоза - «Помощь блокадному Ленинграду». Зимой 1942 г. от 50 колхозов района было мобилизовано 150 лошадей-подвод с продуктами, одеждой и пр., по одному седоку на каждые три подводы. Деду был тогда 61 год. Когда они проезжали через Падожское озеро - «Дорога жизни» - их бомбили фашистские самолеты.

Брат деда Виктор Тарасович Носов - участник Первой мировой войны с немцами в 1914-1918 г.г., награжден Георгиевским крестом. Но время одного из боев ему оторвало ногу. Он вспоминал: «Лежу на Земле, а на меня бежит немец со штыком, хочет заколоть меня. Вдруг подбегает ихний офицер и оттолкнул солдата - немца от меня. Взяли меня немцы в плен, вылечили, вместо ноги сделали протез деревянный, а потом был обмен пленными: вот я и вернулся домой живым...». Всю оставшуюся жизнь Виктор Тарасович был одним из лучших охотников в районе по итогам сдачи пушнины.

Второй мой дед, Лазарь Афанасьевич, был репрессирован в 30-е годы XX века, увезен в сталинские лагеря, там он и умер. «Мастер на все руки был мой отец Лазарь Афанасьевич - все умел сделать - смастерить и построить...» - вспоминала часто его моя мать Матрена Лазаревна.

Бабушка Мария Тимофеевна Семенова в 30-е же годы была репрессирована - раскулачена. Одинокая женщина - мать с детьми /Лазарь Афанасьевич жил тогда с другой женщиной/, была изгнана из собственного дома в деревне Черногорская. Конфисковано было все имущество: одежда, обувь, орудия труда, посуда, корзины, стол, лавки, малица и т.д.

А дочку Матрену она отдала в люди, в няньки, так как нечем было ее кормить и одевать. Прожила эта бабушка по матери 93 года.

Отец Николай Тарасович Носов (30.12.1911 Г.-9.02.1980 г.), уроженец деревни Верховская, инвалид Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Воевал на Калининском фронте, старший сержант, помощник командира взвода, участвовал в боях на Ступинской и Курьяковской горках, за города Холм, Белый, Ржев, Великие Луки и др. Николай Тарасович 15 лет (1949-1964 г.г.) работал председателем исполкома Усть-Цилемского сельского Совета, имеет правительс твенные награды.

Брат отца Никита Тарасович Носов, 1919 года рождения из д. Верховская, сержант, командир пулеметного расчета, воевал на Ленинградском, Мурманском и Белорусском фронтах, в шести боях шесть раз ранен, имеет правительственные награды. До призыва в Армию проживал в селе Хабариха Усть-Цилемского района.

Брат отца Иосиф Тарасович Носов, уроженец д. Верховская, в 1940 году добровольцем вступил в Красную Армию, был командиром отделения, погиб в апреле 1944 года - прямое попадание фашистского снаряда. Видел это вернувшийся после войны Фатей Сильверстович Чупров. Он и рассказал моему отцу: «На наших

Сильверстович Чупров. Он и рассказал моему отцу: «На наших глазах фашистский снаряд прилетел и разорвался прямо в его окопе, где Иосиф и укрывался: ничего от него не осталось».

Брат моей матери Иван Фомич Семенов из деревни

Черногорская прошёл всю войну до Берлина в штрафбате на передовой, после войны работал в шахтах г. Воркуты, стал инвалидом, умер в г. Одессе.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в боях за Родину из деревни Черногорская погибли у меня 14 дядей.

Мать Матрена Лазаревна Носова (22.06.1915 г.-4.03.2004 г.) из деревни Черногорской - в годы Великой Отечественной войны шила на дому верхнюю и нижнюю одежду для детей Детдома — 120 человек. Имеет правительственную награду - медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.». Вырастила пятерых детей.

Использованная литература:

Жеребцов И.Л. Где ты живешь: историко-демографический справочник - Сыктывкар. 2000.
Малышев В И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX в.в - Сыктывкар: Коми книжное издательство. 1960.
Носова О. Известный в науке, а в своем селе? //Красная Печора. - №103. 23 авг.
Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник. 1975.
Тарановская Н.В. Мастера народных росписей по дереву из селений по p.p. Пижма и Печора//Красная Печора. 1992. - №59. - 16 мая.
Книга Памяти Республики Коми: Т.З.- Сыктывкар, 1994. Центральный Государственный Архив Республики Коми. Сыктывкар.
Ф. 331, оп. 1,д. 2, л. 94, об., л. 100 об., под №59.
Ф. 405, on. 1, д. 11, 61 л. - «Списки кулацких хозяйств» - 1928-1929 г.г.
Ф. р. 94, оп. 3, д.17, 159 л. - «Сведения о выполнении государственных заданий кулацко-зажиточных хозяйств» - 1932.
Ф. 94, on. 1, д. 29, 195 л. - л. 10 - «Кулаки Усть-Цилемского района». 1932.
Ф. 94, оп. 2, д. 48, 193 л. - л. 12 - «Списки кулаков и зажиточных - Пижемский с/Совет» - на 31.01.1933.
Ф. 94, оп. 2, д. 28, 254 л. - «Списки кулаков и зажиточных по Усть- Цилемскому району» - на 10.11.1933.
Ф. р .94, оп. 3, д. 46, 104 л. - «Списки кулаков и зажиточных по Усть- Цилемскому району» - на 7.05.1934.
Ф. р. 94, оп. 3, д. 39, 82 л. - «Материал по раскулачиванию зажиточных крестьян по Усть-Цилемскому району» - 1934-1935 г.г.
Ф. 94, оп. 1,д. 29, 195 л.: л. 114 - «Кулаки Пижемского с/Совета» - 1932.
Ф. 33, оп. 744807, д. 396, л. 273.
Ф. 33, оп. 690306, д. 2872, л. 256.

 

 

 

 

Изучая предков, узнаём самих себя (историческая память Носовых)

Л. К. Рочева,

мл. сотрудник

Дома М. А. Бабикова.

Исследование своей генеалогии или родословной является сегодня весьма актуальной темой, которая в течение долгого времени находилась в забвении.

Преемственность поколений, осуществляемая через семейно- родственные связи, использование традиций семейной истории имеет большое значение в воспитании наших детей.

Поэтому в музее А.В. Журавского уже несколько лет проводятся занятия с детьми дошкольного и младшего возраста.

Предлагаемый материал включает в себя исследование по теме: «История фамилии Носовых и распространение её в Усть-Цильме». Один из разделов посвящён истории одного из рода Носовых - «Петрушкиным».

Фамилия Носовых берёт своё начало от прозвища Нос. В документах второй половины XV в. - нач. XVI в. упоминается князь Фёдор Семёнович Дубовый Нос Шехонский и Григорий Андреевич большой Нос Колычев.

В Платежнице 1574 года Носовы в Усть-Цилемской слободке не упоминаются. В более поздних документах XVII в., наряду с фамилиями: Тороповы, Вокуевы, Максимовы, Ермолины, Комаровы, фигурирует фамилия Носовы.

Согласно устным преданиям, с фамилией Носовых связано заселение Печорского края.

Деревню Филипповскую в XVIII в. основали братья Артемий и Филипп Носовы (У-Ц 0342-1: зима 1988 г., д. Филипповская, Носов С.И., 1904 г.р.; У-Ц 0342-34: зима 1988 г., д. Филипповская, Носов Ф.Ф., 1910 г.р.).

Таким образом, в Усть-Цилемской слободке в XVII в., а точнее, в 1679 году насчитывалось 6 человек по фамилии Носовы, в 1719 году 15 человек.

Носовы также являются хранителями рукописно-книжной традиции на Печоре.

В монографии В.И. Малышева представлено 19 Носовых- держателей и читателей рукописных книг в Усть-Цилемском районе. Исследователь отмечает, что одной из владелиц крупной библиотеки была Анна Ивановна Носова; в деревне Коровий Ручей - Алексей Васильевич и Василий Васильевич Носовы; в деревне Конахино - Андрей Степанович Носов; в деревне Загривочная - Игнатий Лукич Носов и т. д. Одним из переписчиков рукописных книг в конце XIX нач. XX в.в. был Никита Иванович Носов.

Известным печорским старообрядческим писателем, обратившимся к оригинальному жанру - видений, был Степан Афиногенович Носов (1902-1981). Он написал воспоминания о своём деде Луке Васильевиче Носове, содержащие интереснейшую информацию о быте и промыслах печорских крестьян. Сохранилась и обширная переписка С.А. Носова: 109 писем к печорскому старообрядцу Е.И. Осташову, 2 к доктору филологических наук В.И. Малышеву, 5 к доктору филологических наук А.Н. Власову. При этом Носов жил фактически в изоляции. Как писал Мелихов: «Его никто не понимал». Обыватели считали его не вполне нормальным, он никогда не учился в школе.

Для восстановления биографии С.А. Носова были использованы, прежде всего, автобиографические записки, воспоминания дочери и рассказы земляков. Отец С.А. Носова - Афиноген Лукич Носов - уроженец д. Загривочная, долго служил в солдатах, по возвращении с армии женился. Из четверых детей в живых остались двое - Степан и Елифер. Отец погиб в лесу, когда Степану было 10 лет.

Мать, Матрена Михайловна, уроженка с. Усть-Цильма, была грамотной и научила сына читать и писать по старинным книгам. Женился Степан в 16 лет, и к 1924 году в его семье было уже четверо детей. В этом же году Носовы переезжают в Крестовку. Жили они зажиточно. Благодаря труду, к 1931 году в его хозяйстве было уже 6 коров, 2 лошади и множество мелкого скота. В 1934 году в результате коллективизации С.А. Носов лишается своего хозяйства и выезжает с семьёй в г.Нарьян-Мар. С 1942 по 1945 был на фронте, воевал под Ленинградом. В 1965 году переезжает в с. Среднее Бугаево и живёт здесь до самой смерти.

После смерти С.А. Носова его книжная коллекция и составленные им сборники разошлись по рукам единоверцев, часть архива находится в отделе редкой книги научной библиотеки Сыктывкарского государственного университета.

В этом же отделе хранятся 12 рукописных сборников, молученных от З.Р. Носовой, владелицы библиотеки из деревни Филипповская. Сыктывкарским университетом был также приобретён Сборник XVIII в., который имеет запись: «Сия книжица Никиты Носова». В собрании писателя Ю.В. Гагарина находится Сборник XVIII в. со штампом-печатью «Клеон Мартынов Носов. Усть-Цилемская вол. Замежн. общ.». В.И. Малышев называет Клеона Мартыновича Носова в числе владельцев крупных собраний книг.

В деревне Филипповской археографами СГУ была приобретена редкая книга - Ирмологий нотированный XVIII в., принадлежащая Ф.Ф. Носову. Сборник богослужебный XVII- XVIII в.в. и Часослов XVII- XVIII в.в. приобретены в Усть-Цильме от А.И. Носовой.

Следует отметить, что Носовы не утратили своей связи с духовной культурой и в настоящее время. Стоит вспомнить Носову 11аталью Яковлевну - организатора, вдохновителя и первого председателя старообрядческой общины. Именно Наталье Яковлевне принадлежит идея возрождения старой веры в районе, создания общины, открытия молельного дома, установления контактов с Российским Советом Древлеправославной Поморской церкви.

В течение семи лет с 1987 по 1994 г.г. Н.Я. Носова была духовным лидером и талантливым организатором старообрядцев Усть-Цилемского района.

В 1998 году Натальи Яковлевны не стало, но дело, начатое ею, не заглохло, и труды не пропали даром.

С 1996 года председателем общины становится Носов Алексей Григорьевич. В 2001 году Алексей Григорьевич благословлён в наставники и настоятельское служение. Сейчас он является настоятелем старообрядческой поморской общины с. Усть-Цильмы.

Одним из ярких представителей фамилии Носовых в наше время, является Яков Николаевич Носов. Это человек, которого волнует история нашего края, который за долгие годы работы собрал и исследовал большое количество документов по истории Печорского края, о событиях периода Гражданской войны и установления советской власти на Печоре, периода Великой Отечественной войны, материалы о жизни и деятельности А.В. Журавского. По его инициативе в 1989 году в Усть-Цилемской средней школе был открыт школьный краеведческий музей.

Таким образом, с фамилией Носовых связано заселение и освоение нижне-печорских земель, хранение рукописно-книжной традиции на Печоре, а также развитие духовной культуры и материальной культуры Печорского края.

Носовы, наряду с другими фамилиями, и сейчас составляют основное ядро населения Усть-Цильмы и соседних с нею селений. Так, на территории Усть-Цилемского сельского совета - 1560 Носовых, в Короворучейском - 127 человек. Надо отметить, что с течением времени, однофамильцы в силу необходимости различать семейные кланы как одного рода, так и разных родов, стали прибавлять к родовым фамилиям прозвища, которые стали играть более определённую адресную роль и содержали оригинальные и своеобразные характеристики ветвей рода. И сейчас многих жителей Усть-Цильмы не называют по фамилиям, а пользуются их родовыми прозвищами, например, «Ванины», «Волгины», «Родькины», «Манаковы» и т. д.

Таким образом, фамилия Носовых тоже делится на несколько родов.

На данный период сотрудниками музея собраны материалы по родам: «Огрушины», «Левкины», «Железниковых», «Петрушкины». Причём рода «Огрушины», «Левкины», «Петрушкины» имеют общее происхождение.

 

 

 

 

Предания рода Носовых - «Петрушкиных»

 

Фамильное прозвище рода образовано от имени основателя - Петра Носова (на усть-цилемском диалекте - «Петруша»), Прозвище «Петрушкины» унаследовали дети Петра, а позднее их потомки.

В XVIII в. Пётр построил двухэтажный дом в центре села. На его месте в 50-е годы XX в. были построены два одноэтажных дома, в которых проживают потомки Петра Носова.

Представителями второго поколения «Петрушкиных» являются дети Петра: шесть сыновей и четыре дочери. Сведения о них сообщил Владимир Артемьевич Носов (ныне покойный).

Дочь Петра - Анна вышла замуж за Ивана Попова по прозвищу «Матрос», который получил кличку за то, что долго служил на флоте. Их потомки стали называться «Матроскины».

Дочери Матрёна, Фекленья и Степанида также вышли замуж. Матрёна имела трёх детей, у Фекленьи и Степаниды детей не было. Сыновья Иван, Тимофей и Григорий, как стало известно, жили с семьями в родительском доме. Сыновья Осип, Степан и Яков женились и ушли принятыми в дома жён - Осип взял в жены Анастасию из рода «Левкиных» - от него пошла в этом роду фамилия Носовы.

Один из шести братьев - Тимофей Петрович служил в царской армии два срока: за себя и за одного из братьев. Когда ему «надоела служба царская», он сбежал и вернулся домой, отморозив себе пальцы рук и ног. Согласно семейному преданию, мать, чтобы сына не осудили за побег, выкупила его у властей за пуд масла.

Как рассказывала Марфа Степановна Голубцова (ныне покойная), Тимофей был прекрасным плотником и стекольщиком, обладал хорошим голосом, знал много песен, особенно солдатских. Был, как говорила Марфа Степановна, «командир в доме, любил приказы отдавать». От первой жены Тимофей имел сыновей Петра и Ивана. От второй жены Евдокии было два сына и дочь. Сын Тимофея погиб в первую мировую войну. Его жена Степанида была женщиной умной и красивой и «из рода отпускать её не хотели», поэтому Тимофей выдал сноху замуж за Петра - сына своего брата Осипа. О втором сыне Тимофея - Иване известно, что он был строителем, работал прорабом - строил дома для работников речного пароходства. В конце 30-х годов XX в. Иван с семьёй переехал в Усть-Усу (в Усть-Усе и сегодня есть дома, построенные Иваном Тимофеевичем). Перед Великой Отечественной войной его осудили за вредительство, объявив «врагом народа». О дальнейшей его судьбе неизвестно. После его ареста семью - жену Пелагею и пять детей выгнали из квартиры в Усть-Усе. Пелагея с детьми переехала в Усть-Цильму и жила в доме Тимофея Петровича. «Детям врага народа» было отказано в пособии. Старшая дочь Ивана - Доросида, работавшая учителем, после ареста отца была отправлена на лесозаготовки. Лишь после войны Доросида Ивановна добилась возвращения её на прежнее место работы.

Ещё один сын Тимофея - Артемий, погиб на Великой Отечественной войне. Сейчас в одном из домов, построенных на родовом месте «Петрушкиных», проживает жена Владимира Артемьевича Носова.

Известны некоторые сведения и из жизни Григория Петровича Носова, одного из шести сыновей основателя рода. Григорий имел собственное хозяйство - держал коров, лошадей и др. живность. Жена Григория, Евдокия, родом из семьи старообрядческих наставников, была истинной староверкой.

В семье Григория и Евдокии было четверо детей: Семён, Фекленья, Агафья, Ирина. Семен погиб на первой мировой войне, Фекленья вышла замуж и уехала в Цильму. Дочь Ирина была замужем за Степаном Тирановым из рода «Горьких». Старшая дочь Ирины и Степана Тирановых - Марфа Степановна росла в доме деда Григория Петровича, так как в Усть-Цильме раньше было принято старшего сына или дочь оставлять в доме дедушки и бабушки.

Младшая дочь Агафья (моя бабушка) тоже должна была жить с родителями, поэтому в дом «принятым» был взят Калина Поздеев (мой дед). Их дети: Мария (моя мать), Иван, Альберт. В настоящее время в живых только Альберт (живёт в г.Печоре), его двое сыновей: Владимир и Алексей обосновались в Риге (Латвия). Их дети Ирина и Илья.

У Марии трое детей: Татьяна (умерла в 1995 г.), Александр (живёт в г. Печоре), Любовь. У Александра сын, дочь, два внука. У Любови сын и дочь.
У Ивана шесть детей: Валентина, Григорий, Валерий, Юрий, Татьяна, Ирина.

На этом история родословной «Петрушкиных» не заканчивается и надеемся, что она будет продолжена нашим поколением и последующим.

Семейная летопись

Простая жизнь подвластна забытью,

И трудно воротить её из плена...

Однако родословную свою

Я смог познать до пятого колена.

Я помню вечер... Выло и мело

За окнами родительского дома,

А в доме было тихо и тепло,

И запах пищи плавал невесомо,

Трещала печь, и отблески огня

Лицо отца багряно заливали.

Он вспоминал... и в дрожь бросал меня

То жар любви, то жгучий лёд печали.

Прошли года. С неясною тоской,

Как будто по утерянному раю,

В который раз в квартире городской

Я летопись фамильную листаю

И снова слышу, как вздыхает мать:

«Кому нужно собранье этих басен,

Их будет скоро некому читать...» -

Но верю я, что труд мой не напрасен,

Что не взорвётся хрупкий шар земной,

По яростной орбите пролетая.

Что будет длиться начатая мной

Простой семьи история простая,

И что её незыблемую гать

Сквозь топь веков мои продолжат дети...

А ты мой друг? Что можешь ты сказать

Хотя бы о своём покойном деде?

Что ты припомнишь, кроме черт лица.

О чём расскажешь, коль спросить серьёзно?

Ну что молчишь? Иди спроси отца.

Иди спроси, пока ещё не поздно!

Е. Чеканов.

Использованная литература:

Веселовский С.Б. Ономастикон. - М., 1974. с.223.
Лашук Л.П. Очерки этнической истории Печорского края. - Коми книжное издательство. 1958. с.75.
Малышев В.И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX в.в. - Сыктывкар, 1960.
Печорский старообрядческий писатель С.А. Носов: видения, письма, записки / Текст и вступит, статья М.В. Мелихова. - М: «Памятники исторической мысли». - 2005.
Носова Т. А. Родовые предания Усть-Цильмы: Дипломная работа. - СГУ. - 1999.
Попова Л.Д. Чухчина Т.С. Русская генеалогия: учебное пособие. - Архангельск. - 2005.

 

 

 

 

Древнерусское происхождение устьцилёмов, вытекающее из сохранившихся родовых прозвищ/фамилий

 

Т.Д. Вокуева,

председатель московского отделения

Усть-Цилемского общества «Русь Печорская»

г. Москва.

Каждый, вероятно, задумывался над значением своих имени и фамилии, тем более, если они не укладываются в современные понятные слова. Например: Карп, Ярослав, Жуков, Кузнецов, Новосёлов.

Личные имена стали для нас привычными: Иван, Николай, Татьяна, но это просто слова, не несущие никакой смысловой нагрузки, так как заимствованы из чуждого для нас языка. Потому мы всё чаще заглядываем в соответствующие словари и ищем, что же означают в переводе на русский язык наши имена и фамилии: Иван-Иоанн - милость божья (др.евр.), Николай - победитель народов (греч.), Татьяна - устроительница (лат.).

Для того, что бы познакомиться с образованием фамилий, необходимо обратиться в далёкие дохристианские времена, когда люди имели только имена, в современном понятии больше похожие на прозвища. При изучении имён собственных, приходит на помощь наука ономастика.

«Древнерусские имена были своеобразными характеристиками людей. Имя давалось человеку как примета, по которой можно было выделить его из семьи или рода. В одних случаях человек характеризовался по какому-либо внешнему признаку, в других по моральным качествам, по положению в племени или в семье, а иногда по роду занятий». В языческие времена именами становились понятные всем слова, заимствованные из обычной речи, у каждого человека было личное узнаваемое имя, которое редко повторялось: Ждан, Первак, Лебедь, Мал, Бел, Косой, Рябой, Добр, Храбр. Большинство славянских княжеских имён представляло собой двухосновные или сложные имена, состоящие из двух корней: Ярослав - сильный и славный, Остромир - острый и славный, Всеволод - все и владеющий", поэтому этот тип имён иолучил название княжее имя. Были распространены слова обереги «в целях обмана «злых людей» и «нечистой силы». Родителям «казалось, что «плохое» имя, как шапка-невидимка, прикроет их ребёнка и спасёт от «порчи»3: Дурак, Оболтус и т. д. В связи с колоссальным выбором личных имён древние славяне, наши дальние предки, не нуждались в отчествах и фамилиях.

С введением христианства на Руси в X в., каждому человеку обязаны были дать при крещении имя из церковных списков- святцев. «Три языка - еврейский, греческий и латинский - дали имена, составляющие почти 99 процентов российского церковного именослова. И лишь один, ничтожный процент составляют имена славянские!». Имена были непонятны и труднопроизносимы, среди них встречалось «немало режущих ухо, неблагозвучных: Авдифакс, Авиафин, Агафопус, Акакий, Акепсим, Асклипиодот, Голиндуха, Гвундий, Сосипатр» и т. д. К тому же их выбор был очень ограниченным, а ещё более узкий круг имён принимали славяне. Потому появилось немалое количество людей, носящих одинаковые имена. Например, довольно часто в святцах встречающееся имя Иоанн, адаптировалось в русской среде, приняв форму «Иван», оттого на Руси много Иванов.

Длительное время с X по XVI в.в. на Руси продолжали пользоваться двумя именами: языческим и крестильным: «в крещении Иосиф, а мирски Остромир», или же более известное - Иван Грозный. Дохристианские имена стали называться «мирскими», т.е. полученные не при крещении, а в миру/быту. Имена могли стать крестильными только в том случае, если принадлежали святым, признанным православной церковью. Несколько славянских имён вошли в святцы: Владимир, Всеволод, Ярослав, Мстислав, Ростислав, Святослав, Вячеслав. В связи с ограниченным количеством крестильных имён и большим количеством людей с одинаковыми именами, требовалось уточнение о ком идёт речь, дополняли, чей сын, так появилось отчество. На образовании отчеств в данном исследовании останавливаться не буду. Постепенно термин «мирское имя» был вытеснен термином «прозвище». Имена мирские запрещены были лишь Указом Петра I.

Закрепление владений среди имущего класса требовало дополнительного обозначение человека. Так первоначально фамилии появились у аристократии, большинство богатых купцов и торговцев получило официальные фамилии в XVII в., остальных сословий этот процесс коснулся только в XVIII в. и даже в XIX в.

«Фамилия - наследственное наименование, переходящее из поколения в поколение: от отца или матери к сыну и дочери, от мужа к жене и наоборот»6. «Образовано от латинского слова fama, которое можно перевести на русский язык как «известность», «знатность», «слава»7.

У исследователей представлены пять основных путей образования русских фамилий:

1. Фамилии, образованные от канонических и различных народных форм крестильных христианских имён.
2. Фамилии, сохранившие в своей основе имена мирские.
3. Фамилии, образованные от профессиональных прозвищ предков, рассказывающие кто из них чем занимался. Отсюда Гончаровы, Бондарчуки, Ковальчуки.
4. Фамилии, образованные от названия местности, откуда родом был один из предков: Мещеряков, Новгородцев, Москвитинов и т. д.
5. Интереснейшая группа российских фамилий, принадлежавших православному духовенству: Аполлонов, Гиляровский, Троицкий и т. д.

Оленев. Из Горбаневского.

Процесс становления фамилий растянулся в России на несколько столетий. Привычное слово «фамилия» обрело современный смысл довольно поздно. Для обозначения наследственного имени, переходящего из поколения в поколение, применялся термин «родовое прозвище». В русском государстве XVII в. фамилию называли прозвище, это перешло и в XVIII в. Термином «фамилия» в конце XVIII в. стали обозначать семью, затем принадлежность к её имени. «Фамильные люди» - имеющие фамилию, в отличие от тех, кто ее не имел» .

Первоначально родовые прозвища появились у аристократии.

В связи с тем, что население слободки Усть-Цилемской было I осударственными крестьянами, представляет интерес формирование фамилий крестьянских.
В.Л. Никонов, изучавший образование крестьянских фамилий, пишет: «А помещичьим крепостным, составлявшим большинство населения, фамилий не полагалось. В документах вплоть до середины XIX в. фамилии у крепостных очень редки, встречаем их преимущественно у зажиточной верхушки, у бурмистров и т.п. На вопрос: «Чьи вы?» - крестьяне отвечали «Мы Репьевы», «Мы боленские», т.е. помещиков Репьевых, помещиков Оболенских» .

На основании выводов исследователей русских фамилий, поголовное «офамиливание» крестьянского класса произошло лишь во второй половине XIX в.: «Падение крепостного права в 1861 г. вынудило в числе прочих реформ «офамилить» всё население страны» . В основном, превращая в фамилию отчество или дедичество».

Несколько другая ситуация сложилась с государственными крестьянами и рекрутами, они получили фамилии раньше.
Исследователь Б. Унбегаун приводит следующий вывод: «История русских фамилий может быть прослежена только для дворянства, поскольку только об этом классе свидетельствуют документы, созданные до XVIII в.».

Перекликается с его заключением и публикация Симиной Г., снимавшейся историей образования крестьянских фамилий: «При сопоставлении данных древних памятников устанавливается, что пинежские фамилии сложились не ранее XVIII в., ибо в книгах XVII п фамилии ещё почти не представлены. Там имеются только или днучленные наименования человека: имя+отчество (Рудачко 11лвлов), или трёхчленные: имя+отчество (первое имя огца+второе, ироизвищное имя отца), например: Девятко Маркелов сын Невзоров (т.е. сын Маркела Невзора) и т.п.» . Когда «родовое прозвание переходит из поколения в поколение, это уже фамилия» . От прозвищных христианских имён тоже стали образовываться фамилии и в той же последовательности: от прозвища родоначальника - к фамилии, родовому имени его потомков. Однако фамилии, образованные от христианских имён, явление, очевидно более позднее: в писцовых книгах XVII в. подобных родовых прозваний ещё не отмечено. Что образование фамилий от христианских имён происходило позднее, убеждает нас и состав современных пинежских фамилий: более 80% фамилий восходят к некалендарным именам, и только 20% фамилий соотносятся с именами христианскими» . «Таким образом, в современных пинежских фамилиях ещё отчётливо отражены древние принципы номинации - называть человека по его реальным признакам: даётся или качественная характеристика его, или человек определяется по месту его прежнего жительства, или по его роду-племени, по имени родоначальника .

О том, что фамилии «У крестьян государственных, например, на Севере они были в XVIII в., сообщают даже о случаях крестьянских фамилий в XVII в. - Артемьевы и Хлызовы в Яренском уезде (Воскобойникова, 384), но это ещё требует изучения».

Цель данного исследования определить период образования устыдилёмских родовых прозвищ/фамилий, их основу, а также проследить по опубликованным словарям, где упоминаются аналогичные фамилии.

Рассмотрим прозвища, зафиксированные вскоре после основания слободки Усть-Цилемской в период подворной переписи 1574 г. В связи с тем, что основатель слободки назван в жалованной грамоте «сыном новгородцевым», а его родовое прозвище «Ластка» созвучно с Ростовско-Суздальским княжеским родом Ластка, следует обратить внимание на других первопоселенцев, невзирая на исчезновение их прозвищ/фамилий, а также провести смысловую
цепочку с указанными русскими городами.

На основании «Платежницы» с Пустозёрских дозорных книг составлен список проживающих в 1574 г., рассмотрим прозвища/ фамилии людей, записанных тройным именем. Сопоставим их с данными, приведёнными в словарях русских фамилий С.Б. Веселовского и Е.А. Грушко.

1. Дуркин - от мирского имени-оберега. «Фамилия отнюдь не обидная. Мирское имя Дурак было весьма распространено в XV- XVII в.в. как оберег: давали, чтобы отбить у нечистой силы желание подступиться к такому завалящему существу». Фамилии, соответствующей усть-цилемской - Дуркин пока в источниках не обнаружено. Приведу производные от имён Дур, Дурас, Дурак, встречающиеся в Новгороде: «Дурасов Семён Васильевич, первая половина XVI века. Дурасов Русин Семёнович, 1545 г. Дурень Фёдор Исаакович Борецкий, новгородский посадник, 1476 г. Дурло, крестьянин, 1545 г. Дурыга Андрей Иванович Аничков, 1495 г.» В (одобные фамилии/прозвища встречаются довольно часто в других населённых пунктах: Арзамасе, Белеве, Белоозере, Зарайске, Кашире, Кеми, Костроме, Москве, Муроме, Орле, Пскове. О том, что обереги повсеместно употреблялись, показывает обилие их в словарях: Дурак, Дураков, Дураковский, Дурило, Дурилов, Дурков, Дурляев, Дурляй, Дурнев, Дурнигин, Дурнин, Дурница, Дурнов, Дурново, Дурносопов, Дурняга, Дуров, Дурыгин, Дурылин, Дурындин, Дурышкин.

2. Калинин - в основе - крестильное имя Калинник (просторечное Калина) - добрый победитель (греч.).

3. Ластока/Ластка - от мирского имени. «Ластка, ласточка, порок, род хорька, в старину веверица (Даль)». В «Ономастиконе» записан: «Князь Михаил Александрович Ластка Ростовский, 1544 г.; Иван Ласткин, 1455 г., Суздаль».

Довольно часто встречаются на Руси прозвища/фамилии с отрицательной частицей «не» и «ни», далее приводятся подобные фамилии, зафиксированные в Усть-Цильме.

4. Небученого - от мирского имени. Довольно сложно выявить значение данного прозвища. В разных источниках приводится несколько вариантов. В сборнике Веселовского С.Б.: Бучень - шмель. В энциклопедии Грушко Е.А. понятие расширяется: «В основе фамилии прозвище Бучень, однако, выбрать его конкретное значение, предоставляем носителям этой фамилии, в зависимости от того, из каких земель пошёл их род. Итак, бучень - бык (Ярослав.), шмель (Арханг.), лягушка, выпь (рязанск.), выпь (Тамбов.) . В исторических документах: «Князь Андрей Борисович Бучень Горбатого-Суздальский, (см. Горбатый); Василий Бучнев, крестьянин, 1495 г., Новгород». В этом же словаре встречается человек Небучин Мартын Нестеров, посадский человек, 1625 г., Вязьма.

5. Неворохов — от мирского имени. Ворохобить — делать небрежно, плохо, как попало (Даль) . «Ворохеев Семён Матвеевич 1596 г., Галич. Ворохобин Захарий Дмитреевич, 1596 г., Торопец».

6. Нечаевской - Нечаевы - от мирского имени. «Нечай - это гот, кого не чаяли, не ждали. Оно образовано от древнего глагола «чаять», с отрицательной частицей «не». Распространённое прозвище. «Иван и Некрас Дмитриевичи Нечаевы XV в., Ростов, затем Новгород, во 2-ой половине XVI в., так же во Пскове и Туле».

7. Онищева - от крестильного имени. Онисим (на Руси - Анисим) - доводящий до конца (греч.). Онисим, Онисько, Онищенко. Онищины встречаются в 1525 г. в Каргополе. Как вариант, может быть пропущена переписчиком первая буква, «Конищев» записан в следующем документе.

8. Толстого — от мирского имени. «Толстый — большой в объёме, обхвате, поперечнике». И ещё вариант «Фамилия пришла с Русского Севера, где толстик - толстяк»". Толстой встречается в Новгороде.

9. Хворостин — от мирского имени. «Россия самая лесная страна в мире. Не удивительно, что в древности широко бытовали фамилии, связанные с названиями частей деревьев».

10. Чюпра - Чюпров - Чупров от мирского имени. «Чепрак - подстилка под седло, как и чупрак. Родственные фамилии - Чупраков, Чупров». «Чупра (Чупрок) Иванов, крестьянин, 1564 г., 11овгород; Чюпра Селифонт Петров, 1496 г., Новгород.

11. Горбатой Гриша - от мирского имени. Горбун, Горбатой «дано по физическому недостатку». Из всего списка людей, представленных двойным именем, рассмотрим это единственное, т.к., от него могли произойти потомки Горбуновы, записанные в следующей переписи. Кроме того, любопытно его сочетание с другими рассматриваемыми прозвищами. (См. Горбунов, а также 11ебученого - Горбатого-Суздальский, Кисляков - Кислицын: князь Михаил Васильевич Горбатый Суздальский).

К сожалению, невозможно проследить, как формировались все родовые прозвища указанных людей в последующий столетний период. Но представляют большой интерес и фамилии, зафиксированные в «Переписной книге Пусгозёрского уезда» 1679, которые в большинстве своём бытуют в современном Усть-Цилемском районе. Фамилии рассмотрим в алфавитном порядке".

1. Вокуев - от мирского имени. Имеет коми основу воко — «брат», в переводе на русский язык - «Братцев». Распространено в Ижемском районе.

2. Горбунов - от мирского прозвища. Условно можно считать происхождение этой фамилии от личного прозвища, зафиксированного в 1574 г. Гриша Горбатой, дети которого со временем могли называться Горбуновыми, в 1679 г. (См. Горбатой). «Двор пуст Зотки Харитонова сына Горбунова, а он Зотка, сшёл безвестно з женою и з детьми».

3. Комаров — от мирского имени. «Комаров и Жуков - две фамилии, входящие в первую сотню наиболее употребляемых русских фамилий». «Комар, крестьянин, 1540 г., Новгород. Никита Темиров Комаров, 1608 г., Нижний Новгород».

4. Конищев - от мирского имени. «Конище - стойбище конского косяка». «Естественно, что прозвище Конь было весьма распространённым - отсюда и «лошадиные» фамилии» . «Конищев Фёдор, слуга Троицкого монастыря, 1613 г.»

5. Малашев - Малышев - от мирского имени. Имя дано по внешним признакам. «Малыш, Малышевы - очень распространено в XV-XVII в.в. в Вотской пятине».

6. Носов - от мирского имени. «Было прозвище или мирское имя Носко, а вообще-то носок - это всего лишь нос». «Нос, Носовы: Григорий Матвеевич Большой Нос Колычев, начало XVI в., князь Фёдор Семёнович Дубовый Нос Шехонский, 2-я половина XV в.».

7. Осташев - Осташов - от крестильного имени. «Даже такое не самое частое имя, как Евстафий (устойчивый, основательный - греч.), стало предком разветвлённого гнезда фамилий: Астапов, Астафьев, Астахов, Асташев, Асташкин, Асташков, Евстафьев, Останин, Осташев, Осташков, Стафеев, Стахеев. «Останя - крестьянин, 1545 г., Новгород».

8. Плешков - от мирского имени. Родственная фамилия «Плеханов - значит лысый, плешивый»". «Плешивый - несколько лиц XVI в., Новгород. Плешко, Плешковы - несколько лиц XVI в., 11овгород».

9. Поздеев - от мирского имени. Означает поздний ребёнок". «Поздей, крестьянин, 1545 г., Новгород. Евсей Иванович Поздеев, 1595 г. Новгород».

10. Тирков - Тиронов - Тирон — от мирского имени. Но заимствовано из греческого языка - сторож. «Тирон (Тырон) Фёдор Масильевич Юрьев, наместник митрополита, 1515 г. Владимир; Тирон Иван Грибачев, крестьянин, 1534 г., Переяславль».

11. Торопов - от мирского имени. Торопыня, торопыга, не в меру юропливый человек. «Тороп, крестьянин 1545 г., Новгород. Тороповы, крестьяне, Новгород и Заонежье».

12. Сипсанов — Чипсанов — Цыпцанов — толкование не найдено.

13. Шишолов - Шишелов - от мирского имени-оберега. «Шишка, шишко, шиш, шишига - обозначение чертей, бесов, домовых, всякой нечистой силы. Однофамильцы, получившие в наследство охранительную или магическую фамилию - Имя-оберег «такого младенца нечистая сила не тронет». Есть и другой вариант образования: «шишка» - главный ведущий в бурлаках, который также происходит не от крестильного имени, а от прозвища. «Шишел Елизаров, крестьянин, XVI в., Новгород; Иван (Иванец) Семёнов Шишелов, 1500 г. Новгород. Шишеловы, вторая половина XVI в., и позже, Муром».

Рассмотрим фамилии, которые будут записаны в следующей переписи: в 1679 г. носители записаны без фамилии, только двойным именем, но в переписи 1719 г. указаны уже и по родовому прозвищу, большая вероятность того, что фамилии были просто пропущены из-за невнимательности переписчика.

1. Ермолин - от крестильного имени. Ермолай - народ Гермеса (греч.) вестника богов, покровителя путников. «Ермак — Ермолай, очень распространено; Ермак Семёнов, крестьянин 1564 г., Олонец».

2. Кисляков - от мирского имени. «Кислый - обладающий своеобразным острым вкусом». «Кислица, Кислицын: князь Михаил Васильевич Горбатый Суздальский, 1513 (1535? С.В.) г.; в некоторых родословцах он же Кислый. Павел Кислицын, посадский человек, 1638 г., Москва. Кисляй, крестьянин 1546 г., Новгород. Кисляк, крестьянин 1630 г., Новгород». (Также см. Небученого - Горбатого - Суздальский; Горбатой Гриша).

3. Самков - толкование пока не найдено. Но Самко называют в Усть-Цильме Самуила, вероятно образовано от него и образована фамилия. Самуил - крестильное имя - услышанный богом (др.евр).

Вывод:

1. Проведя исследование по первым фамилиям слободки, выясняется, что из 23 прозвищ/фамилий, рассмотренных, лишь три из них - Калинин, Онищев, Осташов - имеют календарное церковное происхождение. Одна фамилия Вокуев имеет коми основу. У одной фамилии Чипсанов толкование не найдено. Остальные 18 прозвищ имеют мирскую, языческую основу, принятую на Руси до принятия христианства и запрещённую в 18 в. Три семьи фамилии не имеют, они появятся позднее: Ермолин и Самков - от крестильного, Кисляков - образовано от мирского имени.

Следовательно, люди, имевшие древнерусские фамилии, могут быть только древнерусского происхождения.

Фамилия с коми основой «Вокуев», что, во-первых, показывает, что и у коми фамилии закреплены, их в окружении русских не называли русскими прозвищами, а устьцилёма не являются коми переселенцами. И к тожу же жили гостеприимно, даже одна семья Вокуевых в окружении русских чувствовала себя комфортно, пустив корни и сохраняясь до настоящего времени. По воспоминаниям Ирины Вокуевой (род Печерцевых/Печерчевых, их предки спустились по «Печеры в 20-м колене в Усть-Цильму». В настоящее время прослежено 15 поколений этого рода с 1679 г., что приближённо соответствует преданиям.

2. Первое родовое прозвище Дуркин можно уже с 1574 г. считать фамилией, т.к. оно наследуется более двух-трёх поколений, имеет окончание (формант) - ин, принятый в русском языке. Прозвище Чупра трансформируется к 1679 г. в устойчивую наследственную форму. Уже в XVII в.в. прослеживается тенденция к образованию фамилий. Эти фамилии Дуркин и Чупров дошли до сегодняшнего дня. Остальные прозвища обрели устойчивую форму в 1679 г. и гакже наследовались и сохранились. Мною прослежены несколько фамилий: Чупров, Вокуев, Носов, Поздеев, Кисляков. При просмотре ревизий обнаружено, что наследуются от родителей к детям следующие прозвища: Ермолин, Комаров, Малышев, Осташев, Гиронов, Горопов, Чипсанов, Шишелов. Несколько прозвищ, зафиксированных в Переписной книге 1679 г., не дошли до сегодняшнего времени, но также передавались на протяжении различного периода: Горбунов, Конищев, Плешков, Самков. Основу населения Усть-Цильмы составляют фамилии, появившиеся в первых документах после основания слободки.

Интересен в ракурсе сохранения прозвищ/фамилий и факт переезда устьцилёмца Конанки Кириллова сына Чупрова в Ижемскую слободку: на новом месте, поселенец так и остался Чупровым, а не «Новосёловым», «Новожиловым» или «Новиковым», как это обычно принято в период формирования родовых прозвищ, и потомки его именуются Чупровыми, а не по имени огца «Конановыми» или же по имени деда «Кирилловыми». Это даёт основание утверждать, что фамилии в Усть-Цильме довольно твёрдо, стабильно сохранялись и передавались.

3. Здесь прослеживается связь с распространением имён/прозвищ как в Великом Новгороде, так и в Суздале и Ростове, городах, связанных с именем Ивашки Ластки. Там зафиксированы несколько прозвищ, соответствующих первопоселенцам Усть-Цильмы. Ластока. Небученого. «Князь Андрей Борисович Бучень Горбатого- ( уздальский, (см. Горбатый); Василий Бучнев, крестьянин, 1495 г., Новгород». «Иван и Некрас Дмитриевичи Нечаевы XV в., Ростов, итсм Новгород». Толстой встречается в Новгороде. «Чупра (Чупрок) Иванов, крестьянин, 1564 г., Новгород; Чюпра Селифонг Петров, 1196 г., Новгород. Горбатой Гриша (См. Горбунов, а также Небученого - Горбатого-Суздальский, Кисляков - Кислицын: князь Михаил Васильевич Горбатый Суздальский). «Комар, крестьянин, 1540 г., Новгород. «Останя - крестьянин, 1545 г., Новгород». Осташев Плешко, Плешковы - несколько лиц XVI в., Новгород». «Поздей, крестьянин, 1545 г., Новгород. Евсей Иванович Поздеев, 1595 г., Новгород». «Тороп, крестьянин, 1545 г., Новгород. Тороповы, «Шишел Елизаров, крестьянин, XVI в., Новгород; Иван (Иванец) Семёнов Шишелов, 1500 г., Новгород. Кисляков «Кислица, Кислицын: князь Михаил Васильевич Горбатый Суздальский, 1513 (1535? С.В.) г.; в некоторых родословцах он же Кислый. Павел Кислицын, посадский человек, 1638 г., Москва. Кисляй, крестьянин, 1546 г., Новгород. Кисляк, крестьянин 1630 г., Новгород». (Там же см. Небученого - Горбатого-Суздальский; Горбатой Гриша).

Следует обратить взоры к исследованию документов по данным городам, возможно, и отыщутся следы кого-либо о переселении на Цильму реку.
Устьцилёма, оказавшись консервативными в приверженности древнерусским/мирским именам, явились прогрессивными в закреплении и передаче - фиксировании фамилий/прозвищ с XVI века.

Этот материал может послужить первой ступенькой к созданию свода Усть-Цилемских фамилий.

Использованная литература:

Веселовский С.Б. Ономастикон. М.. 1974; Никонов В.А. Имя и общество. М.. 1974; Унбегаун Б.О. Русские фамилии. М„ 1995.
Вокуева Т.Д. Слободка Усть-Цилемская от основания до первой ревизии / Т.Д. Вокуева // Для меня Усть-Цильма место, где родиться повезло: Материалы юбилейной конференции, посвященной 15-летию Коми региональной общественной организации Усть-Цилемское общество «Русь Печорская» и семинара «за круглым столом» «Особенности воспитания на Севере: опыт, традиции, современность». Усть-Цильма. 16 декабря 2005.
Горбаневский
Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Фамилии... (энциклопедии). М., 1998. с.149.
Имя - судьба: книга для родителей и крестных. Сост., вступительное слово А. Боброва. М.: Современный писатель, 1993. с.240.
Малыхина А.Г. 468 крестьянских фамилий Республики Коми. Интернет- сайт: Оленев М.Б. Крестьянские фамилии Республики Коми: Серия География фамилий. Интернет-сайт.
Мусукаев А.И. К истокам фамилий: Предания и легенды. Нальчик, 1992; Он же. Века родословий. Нальчик 1997. Максидов А.А. Фамильная энциклопедия, Нальчик, 1997; Посемейные списки населённых пунктов Нальчикского округа 1886 года. Нальчик, 1999.
Никонов В.А. (Владимир Андреевич). География фамилий. М.: Наука. 1988. с. 192. О северных фамилиях.
Никонов В.А. Имя и общество. М.: Наука, 1974.
Никонов В.А. Словарь русских фамилий / сост-ль E.Л. Крушельницкий. М.: Школа-Пресс. 1993.
Панишев Е.А. Тобольск Редикульцевы: история деревни - история фамилии. Третьи Тюменские родословные чтения. Тюмень 2003. с. 18. Уличные фамилии.
Петровский Н.А. Словарь русских личных имён.: ок. 3000 ед.: М : Рус. Словари, 1995. с.414.
Плесовский Ф.В. Комиын овъяс. Сыктывкар, 1997. с. 144.
Русские имена в исторических лицах, церковных и народных праздниках, пословицах и приметах / сост. Н И. Решетников. М. 2002. с 464.
Садиков П.А. Очерки по истории опричнины. М. Л., 1950. с.481
Симина Г.Я Из истории русских фамилий. Пинежские фамилии / Этнография имён. М., 1971. с.111.
Суперанская А.В. Имя через века и страны. М.. Наука, 1990.
Тупиков Н.М. (Николай Михайлович). Словарь древне-русских личных собственных имён. СПб., 1903.
Угрюмов А.А. (Андрей Андреевич). Русские имена. Изд 2-е доп. и испр. Северо-западное книжное издательство.: 1970.
Унбегаун Б.О. Русские фамилии. Пер. с анг. М.: Изд. Группа Прогресс. 1995. с.448.
Чичагов В.К. Из истории русских имён, отчеств и фамилий. М„ Учпедгиз, 1959.
Шейко Н.И. Русские имена и фамилии / Н И. Шейко. М : Вече, 2005. с.304.: ил. (Наши традиции).

 

 

 

 

Фамильная статистика жителей Усть-Цилемского района

 

В. П. Носова,

директор Усть-Цилемского

Историко-мемориального музея

А. В. Журавского.

Само слово фамилия происходит от латинского familia - то есть семья, когда-то и в русском языке слово фамилия могло означать «семья», об этом напоминают выражения «Фамильное сходство», «фамильные традиции», «фамильные драгоценности». Связь между словами «семья» и «фамилия» не случайна. Фамилия - семейное наименование, прибавляемое к имени и отчеству человека. Имя каждому из нас подобрали родители. Отчество образовано от имени отца, фамилия у нас тоже, как правило, отцовская.

По Усть-Цилемскому району на первое января 2007 года численность сельских населённых пунктов - 36, во всех есть население, численность населения по району составляет 14615 человек.

В селе Усть-Цильма проживает 5526 человек, число хозяйств - 2566; в Синегорье - 380 человек, 166 хозяйств; в Сергеево-Щелье - 195 человек, 66 хозяйств; в д. Бор - 17 человек, 11 хозяйств.

В наших населённых пунктах, как и несколько столетий назад проживают люди с фамилиями первопоселенцев Усть-Цилемской слободы - Дуркины, Чупровы, Тороповы, Носовы, Поздеевы. На сегодняшний день самыми распространёнными являются фамилии: Чупровы, Дуркины, Носовы, Поздеевы и естественно, большое количество населения с этими фамилиями проживает в Усть- Цильме. Статистические данные дают нам возможность проанализировать количество жителей, проживающих в разных сёлах и деревнях нашего района на 1 января 2007 года: так, Чупровых в Усть-Цильме около 1600 человек, по сельским поселениям: Уег - 376; Окунёв Нос - 150; Замежная - 176; Новый Бор - 68; Хабариха - 43. В целом по району Чупровых проживает более трёх тысяч.

Очень распространённой в нашем районе является фамилия Дуркиных. Только в Усть-Цильме их проживает более 500 человек, на Цильме - 211 человек, в Уеге - 82, в Среднем Бугаево - 76, Новом Бору -41, Ёрмице - 28, Окунёв Нос - 40.

По фамилии Носовы проживают: в Усть-Цильме — 1560 человек; в Цилемском поселении - 145; в Хабарицком - 31; в Пижемском - 79.

В музее А.В. Журавского собраны демографические данные за 65 лет по рождаемости, смертности и бракам по фамилиям Дуркины, Чупровы, Носовы, Тороповы, Поздеевы, Ермолины. Кому нужна такая информация, пожалуйста, обращайтесь в музей.

И в заключение хочу пожелать всем, кто занимается родословными: изучайте фамилии, ведь именно «через фамилии дошли до нас сотни и тысячи слов, исчезнувших из живого языка новее или сохранившихся только в местных говорах. Чем большее количество непонятных по происхождению фамилий мы «расшифруем», тем больше узнаем забытых слов. И тем самым откроем много нового о наших предках, их занятиях, быте, шаимоотношениях, верованиях».

Использованная литература:

Федосюк Ю. Русские фамилии. М. Детская литература, 1972, с.4.

Приложения из фондов музея А.В Журавского НВ - 5665/1- Список сельских населённых пунктов и наличное население по Усть- Цилемскому району на 1 января 2007 года отдела организации сбора сетатнаблюдений;- Рождаемость, брачность, смертность по Усть-Цилемскому району за 1940- 2005 г.г. по фамилиям: Носовы, Тороповы, Поздеевы, Мяндины, Дуркины, Ермолины, Чупровы;

- Количество жителей, проживающих в поселениях по фамилиям.

 

 

 

 

Список сельских населённых пунктов и наличное население по Усть-Цилемскому району на 1 января 2007 года

 

Руководитель отдела организации

сбора статнаблюдений - А.С. Усова.

 

Численность

населения

Число

хозяйств

Администрация с.Усть-Цильма

5526

2566

1. с. Усть-Цильма

4934

2323

2. пос. Синегорье

380

166

3. д. Сергеево-Щелье

195

66

4. д. Бор

17

11

Администрация с. Коровий Ручей

1594

606

1. д. Гарево

106

44

2. пос. Журавский

78

15

3. д. Карпушевка

457

173

4. с. Коровий Ручей

268

97

5. д. Чукчино

685

277

Администрация с. Нерица

266

112

1. с. Нерица

266

112

Администрация с. Замежная

1820

685

1. с. Замежная

759

291

2. д. Черногорская

86

33

3. д. Загривочная

319

122

4. д. Боровская

97

38

5. д. Степановская

355

122

6. д. Скитская

186

71

7. д. Левкинская

14

6

8. д. Верховская

4

2

Администрация с. Трусово

1709

746

1. д. Рочево

275

121

2. с. Трусово

776

351

3. д. Филиппово

431

174

4. д. Мыла

127

50

5. д. Нонбург

100

50

Администрация с. Хабариха

508

165

1. с. Хабариха

506

164

2. д. Бык

2

1

Администрация с. Уег

269

120

1. с. Уег

224

98

2. д. Мыза

45

22

Администрация с. Среднее Бугаево

430

175

1. с. Среднее Бугаево

330

137

2. д. Верхнее Бугаево

100

38

Администрация с. Окунёв Нос

774

314

1. с. Окунёв Нос

706

279

2. д. Крестовка

68

35

Администрация пст Новый Бор

1079

556

1. пст Новый Бор

818

434

2. д. Медвежка

261

122

Администрация с. Ермица

640

239

1. с. Ёрмица

300

107

2. д. Леждуг

61

23

3. с. Харьяга

279

109

 

 

 

 

Рождаемость, брачность, смертность по Усть-Цилемскому району

 

Носовы

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

70

1940 - 1950

12

1940 - 1962

93

1952 - 1979

188

1951 - 1979

72

1963 - 1979

51

1980 - 1988

50

1980 - 1988

24

1980 - 1988

25

1989 -2000

24

1989 - 2000

13

1989 - 2000

50

2001

1

2001

2

2001

5

2002

5

2002

4

2002

5

2003

2

2003

4

2003

6

2004

2

2004

-

2004

3

на 20.11.2005

5

на 20.11.2005

3

на 20.11.2005

5

всего

347

134

243

 

Тороповы

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

98

1940 - 1950

15

1940 - 1962

115

1952 - 1979

200

1951 - 1979

61

1963 - 1979

52

1980 - 1988

40

1980 - 1988

18

1980 - 1988

30

1989 -2000

29

1989 - 2000

15

1989 - 2000

46

2001

4

2001

-

2001

4

2002

2

2002

-

2002

3

2003

2

2003

-

2003

3

2004

1

2004

1

2004

2

на 20.11.2005

1

на 20.11.2005

-

на 20.11.2005

8

всего

377

110

263

 

Поздеевы

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

188

1940 - 1950

30

1940 - 1962

146

1952 - 1979

343

1951 - 1979

124

1963 - 1979

75

1980 - 1988

109

1980 - 1988

42

1980 - 1988

58

1989 -2000

102

1989 - 2000

59

1989 - 2000

79

2001

7

2001

3

2001

4

2002

11

2002

2

2002

8

2003

4

2003

2

2003

14

2004

3

2004

1

2004

6

на 20.11.2005

5

на 20.11.2005

2

на 20.11.2005

5

всего

772

265

395

 

Мяндины

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

36

1940 - 1950

12

1940 - 1962

52

1952 - 1979

104

1951 - 1979

29

1963 - 1979

19

1980 - 1988

24

1980 - 1988

11

1980 - 1988

16

1989 -2000

17

1989 - 2000

8

1989 - 2000

14

2001

1

2001

-

2001

2

2002

1

2002

1

2002

4

2003

2

2003

2

2003

2

2004

-

2004

-

2004

2

на 20.11.2005

1

на 20.11.2005

1

на 20.11.2005

2

всего

186

64

113

 

Дуркины

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

113

1940 - 1950

14

1940 - 1962

149

1952 - 1979

335

1951 - 1979

115

1963 - 1979

60

1980 - 1988

101

1980 - 1988

44

1980 - 1988

46

1989 -2000

47

1989 - 2000

33

1989 - 2000

66

2001

6

2001

8

2001

14

2002

7

2002

4

2002

8

2003

9

2003

3

2003

4

2004

4

2004

-

2004

16

на 20.11.2005

4

на 20.11.2005

3

на 20.11.2005

6

всего

626

224

369

 

Ермолины

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

37

1940 - 1950

11

1940 - 1962

39

1952 - 1979

62

1951 - 1979

31

1963 - 1979

13

1980 - 1988

14

1980 - 1988

7

1980 - 1988

13

1989 -2000

16

1989 - 2000

7

1989 - 2000

11

2001

1

2001

1

2001

1

2002

3

2002

-

2002

3

2003

1

2003

1

2003

1

2004

1

2004

-

2004

2

на 20.11.2005

1

на 20.11.2005

1

на 20.11.2005

1

всего

136

59

84

 

Чупровы

годы

рождения

годы

брак

годы

смерть

1940 - 1951

194

1940 - 1950

31

1940 - 1962

249

1952 - 1979

371

1951 - 1979

136

1963 - 1979

117

1980 - 1988

103

1980 - 1988

49

1980 - 1988

68

1989 -2000

82

1989 - 2000

37

1989 - 2000

95

2001

4

2001

1

2001

11

2002

6

2002

5

2002

16

2003

8

2003

3

2003

7

2004

5

2004

1

2004

8

на 20.11.2005

3

на 20.11.2005

2

на 20.11.2005

4

всего

776

265

575

 

 

Населённый

пункт

Количество жителей, проживающих

В поселениях по фамилиям:

Замежная

Чупровы – 176, Мяндины – 106, Носовы – 79,

Поздеевы – 62, Тороповы – 33, Дуркины – 31.

Трусово

Чупровы – 376, Бобрецовы – 261, Дуркины – 211,

Носовы – 145, Рочевы – 117, Ермолины – 54.

Уег

 

Поздеевы – 102, Дуркины – 82.

Хабариха

Поздеевы – 69, Чупровы – 43, Носовы – 31,

Мяндины – 16, Тороповы – 8.

Нерица

 

Бабиковы – 73, Филиповы – 27, Федотовы – 28.

Среднее Бугаево

Дуркины – 76, Поздеевы – 39, Выучейские – 32,

Филиповы – 23, Тороповы – 19.

Окунев Нос

Чупровы – 150, Поздеевы – 59, Рочевы – 55,

Дуркины – 41, Хозяиновы – 39.

Новый Бор

Чупровы – 69, Носовы – 45, Артеевы – 43,

Дуркины – 41, Поздеевы – 18.

Ёрмица

 

Каневы – 39, Осташовы – 36, Дуркины – 28.


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы:

Расскажи VK.
10

Внимание! Открытие Интернет-магазина "Сувениры Усть-Цильмы"

Реклама.

Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума
Свежие записи
Подпишитесь!

Ведите свой e-mail:

Новая статья, у вас на почте!

Яндекс.Метрика

Усть-Цильма Успех и Удача !