Get Adobe Flash player
Реклама.
Наша группа
Радио.
 

Биография Усть-Цильмы !

Основание Усть-Цилемской слободки в сер.XVI в.

Этнографическая группа русских бассейна Нижней Печоры входит в состав этнических подразделений, живущих в территориальном и хозяйственном отрыве от основного массива материнского этноса. Появление русских на Печоре было обусловлено экономическими причинами, связанными с интересами государства в освоении природных богатств Севера и налаживании торговых путей с Зауральем. В истории заселения печорских земель исследователи выделяют три этапа. Первый начинается в середине 16 века и связан непосредственно с именем Ивашки Дмитриева Ластки. Получивший в 1542 году жалованную слободскую грамоту на пользование землями по Печоре, согласно которой необходимо было с году на год платить оброку по кречету или соколу, а не будет кречета или сокола, ино, за кречата или за сокола оброку рубль, Ластка, стоявший во главе нескольких новгородских семей, первоначально заселился на левом берегу Печоры, по старому руслу притока Цильмы. Вскоре поселение получило название Усть-Цильма, точно отражавшее его местоположение. Об этом свидетельствуют описания этнографов, фольклористов, миссионеров побывавших в этих краях. Заселение края проходило путем, известным уже в XII в., связывавшим Русь с Печорой: с низовьев Северной Двины и Пинеги, через Пинежский волок р.р. Кулоем, Поморьем, Мезенью, Пезой и Цильмой.

Исторические предания, занимающие значимое место в устной эпической традиции устьцилемов содержат интересные сведения о периоде освоения печорских земель. Согласно одной из легенд, первоначально засельщики выбрали равнинное место, однако, низменные земли в половодье длительный период находились под водой, что затрудняло занятие земледелием. В связи с этим переселенцам в скором времени пришлось искать новое место. Ластка вместе с двумя сыновьями отправился на поиски добрых мест на правый берег Печоры. Облюбовав отлогое место, с севера огражденное высокими холмами, засельщики начали его освоение. По ручью, позднее названному Домашним, начал обустройство Ластка старший. Земли, расположенные ниже по течению реки, Ластка отвел старшему сыну Федосею. Этот участок и поныне зовется Федосеевкой. Верхние земли отошли младшему сыну, имя которого не сохранилось в народной памяти. Старожилы указывают на места по Калиньему ручью. Не исключено, что его звали Калиной или Калинием. Переселившись на правый берег, жители сохранили название слободы, состоявшей к концу XYI века из трех деревень, соединенных между собой родственными узами. Поэтому можно предположить, что название ручья - Домашний могло указывать как на родство между засельщиками деревень, так и главенствующее положение Ластки среди них.

Согласно источникам в 1547 г. в слободе была поставлена церковь из лиственного леса, названная в честь Николы Чудотворца. Представляется, что обращение к образу этого святого было неслучайным. Как известно, Никола Чудотворец, наиболее чтимый русский святой, занимал исключительное место в русском религиозном сознании. Он являлся покровителем различных видов хозяйственной деятельности, путешествующих, и в связи с этим не исключено, что переселенцы перед дальней дорогой взяли с собой икону с образом этого святого, и тем самым как бы заручились его поддержкой. И в знак благополучного прибытия на Печору они назвали церковь именем Николы, в связи с чем устьцилемы начали особо почитать его среди других святых. Церковь просуществовала 198 лет. В 1745 г. она была уничтожена пожаром, тогда же сгорела вся деревня. Как указывает Ф.М.Истомин, пожар случился летом, когда жители были на промыслах и сенокосах. Данные церковной летописи о том, что служба в церкви была отправляема до последних дней по старопечатным книгам, которые были привезены самим устроителем, легли в основу народного толкования, относящего Ивашку к гонимым за веру.

Устная форма передачи преданий от поколения к поколению предопределила смещение фактов и событий, совмещение различных исторических периодов. Об этом свидетельствуют материалы, полученные в процессе экспедиционных исследований: Население стало прибывать сюда во времена Ивана Грозного, когда начались гонения на старую веру; Старики иногда рассказывали, что устьцилемы - выходцы из Новгорода, откуда они бежали с Ласткой в связи с гонениями на старую веру. Эти и сходные представления легли в основу народного толкования, относящего Ивашку к гонимым за веру, что послужило основанием занесения его имени в особые поминальные списки и почитание его как местного святого. В Иванов день на кладбище поют панихиды Святым Иванам, где упоминают и имя основателя Усть-Цильмы. Показательно и то, что многие семейные династии считают именно Ластку своим родоначальником и гордятся этим.

Как отмечают источники, селение Усть-Цильма в начале своего существования называлось посадом на Усть-Цильме, с погостом Николая Чудотворца, а впоследствии, как видно из актов 1647 г. Усть-Цилемской слободкой и принадлежала к бывшему Пустозерскому уезду. Основным занятием слобожан были рыбный, и охотничий промыслы. Земледелие и скотоводство на первом этапе заселения края в жизнедеятельности устьцилемов играли незначительную роль. Богатые угодья и речные промыслы вскоре стали причиной раздоров между Усть-Цильмой и Пустозерском. В дальнейшем это послужило серьезным препятствием к сближению двух обособленных друг от друга, русских по происхождению, групп.

Анализ динамики прироста населения показывает, что до конца XYII века численный рост населения Усть-Цилемской слободы был незначителен. Спустя 100 лет от ее основания количество дворов достигло 38. С одной стороны, это было связано с тем, что переселенцы, несмотря на сложные условия Крайнего Севера, старались осесть в Пустозерске, поскольку в своем экономическом развитии он значительно опережал Усть-Цильму; с другой стороны, Усть-Цильма как частновладельческая слобода, пользовалась известным самоуправлением и населявшие ее слободчики, составлявшие типичный для Севера складнический союз, считали свои земли наследственными и поэтому неохотно принимали переселенцев, оговаривая себе третью долю во всех их промыслах.

Таким образом, Усть-Цильма - частновладельческая слобода, стала вторым поселением на Печоре, представленным русскоязычным населением. Культурная адаптация русских переселенцев проходила в сложных условиях: с одной стороны, суровый климат Севера и освоение новой экологической ниши; с другой, налаживание иного типа хозяйственной деятельности. Фактор частного владения слободой и ярко выраженная областная окраска самосознания новгородцев послужили основой выделения устьцилемов в рамках иноэтничного окружения и русского этноса в целом.

Освоение печорских земель (XVII - XVIII вв.)

Освоение края, начатое в сер. XYI в. получило дальнейшее развитие в кон. XYII - XYIII вв.благодаря массовому притоку старообрядцев, бежавших от преследования властей из центральных и северо-западных районов России. Бежавшие от преследования властей староверы с целью сохранения древних устоев, старались осесть в местах, удаленных от внешнего мира. Одним из таких регионов был бассейн Нижней Печоры. Это была вторая волна движения на Печору, проходившая по известному пути, а также через область вычегодской Перми. Разветвленная водная система Вычегодского бассейна, близко соприкасавшаяся с крупными притоками Печоры, способствовала установлению сквозного движения по Вычегде-Выми-Вымской Ухте-Ижмской Ухте-Ижме-Печоре или Вычегде-Южной Мылве-Северной Мылве-Печоре.

В процессе освоения земель, заселения притоков Печоры, образовались три старообрядческих центра: Пижемский, Цилемский, Усть-Цилемский, первый из которых заметно выделялся по своим культурно-бытовым особенностям. Его значимость была обусловлена созданием и деятельностью Великопоженского скита. Данные разных источников в установлении даты его основания расходятся. Ф.М.Истомин приводит сведения из церковной летописи, согласно которым ...в 1720 году в слободу для рыбных и других промыслов приехали с Мезени крестьяне Бобрецовы, Антоновы, Кирилловы и другие закоренелые раскольники, заразившие и других. Вероятно, они ехавши на Печору, имели в виду укрыться от строгих узаконений Петра I, преследующих раскольников. Но в самой слободе уже был надзор за раскольниками, и они не могли быть в безопасности, почему спустя 10 лет, должны были удалиться в более безопасное место по р. Пижме, где 130 верст от ее устья и положили основание Великопоженскому скиту, существовавшему до 1854 года. Основываясь на допросных показаниях Парфения Клокотова, В.И.Малышев констатирует, что около 1715 г. Клокотов основал Великопоженское общежительство. Т.Б.Парамонова, также занимавшаяся исследованием истории Великопоженского скита, приводит сведения, по которым даты его основания также не совпадают.

Согласно источникам, Великопоженский скит был образован мезенцем Парфением Клокотовым и бывшим соловецким старцем Феофаном, по подобию Выголексинского общежительства, находившегося в Олонецкой губернии. После смерти старца Клокотов пригласил с того же Выга Ивана Акиндиновича, ставшего впоследствии главным настоятелем. При нем общежительство окрепло как в религиозном плане, так и в экономическом. Ф.М.Истомин свидетельствует: Приехав на Пижму, он устроил новооснованный скит и службу в нем, во всем согласную с Даниловскими Выгорецкими скитами, положив здесь прочное основание Даниловскому толку. Тогда же завелись постоянные сношения Великопоженского скита с Даниловской Заонежской Выгорецкой обителью.

Жизнедеятельность скитников основывалась на религиозно-нравственной доктрине, заключавшейся в неукоснительном следовании ранннехристианским идеалам, провозглашавшим бесспорный приоритет совершенства духа в сравнении с ценностью земной жизни. Закономерно, что скитников отличали повышенный интерес к древним рукописям и стремление глубже проникнуть в их сущность, стремление существовать за счет собственных усилий, не допускающее обогащения за чужой счет.

Согласно имеющимся описаниям, Великопоженский скит представлял своеобразную самоуправляемую общину, с выборным началом и монастырским уставом, регламентировавшим жизнь скитников. Жесткость религиозных предписаний вынуждала последних вести аскетичкский образ жизни: чтобы войти в состав скитников, женатым необходимо было порвать семейные узы.

Внешне Великопоженский скит представлял старообрядческий центр, состоящий из часовни, трапезной, пристроенных мужских и женских помещений, хозяйственных построек. В свободное от моления время скитники занимались хозяйственными делами: разводили скот, обрабатывали луга, занимались торговлей. Таким образом, скит жил за счет доходов, приносимых хозяйством, незначительную часть составляли пожертвования староверов, вкладывавших деньги на вечное поминание рода. Фамилии вкладчиков были занесены в монастырский синодик. В нем записаны: Омелины, Антоновы, Михеева с Мезени, род Савичев по Печоре, Мартюшевы, на Щугоре род Ивана Елисеева, несколько фамилий с Нолошу, с Колвы, род Маврин, род Ивана Аншукова, Комиссаровы, род Михеев, Аншуковы, род Носовых, род Чупровых, Смекаловы.

Подобным образом действовал и Омелинский скит на Цильме, сведений о котором сохранилось значительно меньше. Учеными Института Русской литературы в ходе экспедиций был собран уникальный материал о скитах как центрах распространения грамотности. На Пижме были найдены учебные книги: Риторическая рука Феофана Прокоповича, Диалектика Ивана Дамаскина, Сборник риторических сочинений и др. В.И.Малышевым высказано предположение, что в скитах обучали не только письму, чтению, пению, но и, возможно, велось преподавание риторики, диалектики. Наряду с этим пижемцы не довольствовались чтением и перепиской одной лишь церковно-служебной и политической литературы, они занимались сочинением исторических произведений, используя для этого местные предания и сказания. Благодаря скитникам книгописание получило популярность не только на Пижме, но и среди жителей Усть-Цилемской волости в целом. До середины ХХ в. стариками-грамотеями сохранялось мастерство переписывания книг, полученное от выходцев общежительств. Список лиц, занимавшихся этим мастерством, превышал 30 человек.

В истории скита особого внимания заслуживает самосожжение его насельников, произошедшее в 1743 г. В научной литературе самосожжение старообрядцев рассматривается как своеобразная форма протеста против насильственного обращения в официальную церковь. Пижемский вариант не является исключением. Согласно источникам, Архангельские губернские и духовные власти, узнав о деятельности Великопоженского скита, отправили на Пижму отряд солдат и священников с целью обращения его обитателей в православие. 7.12.1743 года 78 старообрядцев, проживавших в ските, отказались сдаться подошедшему отряду, заперлись в часовне и сожгли себя заживо. Существует несколько списков с именами великопоженских погорельцев, в которых количество погибших раскольников варьируется от 70 до 80 человек. По поводу самосожжения слагаются предания, передающие твердость духа раскольников. Бытует предание об одном старце, который попросил отпеть его живым, непоганенным, сам же пошел в келью, где остановились прибывшие на Пижму из Архангельска солдаты с целью поимки раскольников. Устроив угощение, старец поджег помещение, оставшись вместе с ними, считая, что вступив в беседу с бесами, он стал таким же. И, таким образом, принял очищение огнем. Ряд преданий свидетельствует о предполагаемой святости староверов, принявших смерть огнем: мученики-сожигатели впоследствии якобы были найдены нетленными. В настоящее время их почитают как местных святых. Как сообщают информаторы, впоследствии на месте пожара оставшимися в живых верующими и вновь прибывшими с Мезени и Пинеги раскольниками была выстроена небольшая постройка, с одним окном,прорубленным с восточной стороны, внутри которого помещалась небольшая литая икона (образок) со свечой. По описанию информаторов, строение внешне напоминало надмогильную домовину, несколько большего размера. Некоторые жители д. Скитской уточняют, что в нее были сложены останки погорельцев. В настоящее время на деревенском кладбище самосожженцам установлен старообрядческий крест, есть небольшая часовня, где по самосожженцам верующие совершают поминальные службы.

Вскоре после пожара скит был восстановлен, но из-за неосторожного обращения скитников с огнем вновь сгорел. Третий скит просуществовал до 1854 года. По мнению пижемцев, деятельность последних двух скитов уже не имела того значения и масштаба, что до самосожжения.

На Цильме одним из почитаемых мест является культовый центр Покойное, расположенный в 83 км выше устья р. Тобыш. Ю.В.Гагариным, проводившим исследования в Усть-Цилемском районе, записана легенда, повествующая о том, что в начале XIX в. здесь был построен скит, обитателей которого поддерживали богатые оленеводы из Усть-Цильмы и некоторые другие. Однако все жители скита умерли либо вследствие голода, либо от эпидемии. Оставшийся в живых некий Иван сумел добраться до Усть-Цильмы, где и был похоронен. То место погребения считается святым и является местом паломничества устьцилемов.

В ходе летних экспедиций 1989-1991 гг. удалось записать более подробную историю о его образовании: с закрытием Омелинского скита были разогнаны и его жители. Все культовые предметы были вывезены в Архангельск. Через день оставшимися жителями на месте скита была обнаружена икона, явившаяся как с неба. Это знамение было воспринято ими как необходимость основания деревни. В связи с этим, часть жителей осталась там, основав деревню Омелино, остальные, взяв книги, иконы разошлись по разным селенениям с проповедями, образовав впоследствии селение по Тобышу. В настоящее время жители Цильмы не убеждены в том, что там существовал скит. Скорее всего, это была небольшая деревушка, жители которой вели аскетический образ жизни и со временем умерли. Оставшийся в живых некий Иван выдолбил себе лодку-колоду, на бересте написал имена погребенных по Тобышу, а также выразил пожелание быть захороненым в месте обнаружения лодки-колоды на высоком берегу. С этим письмом он лег в колоду, приняв мученическую смерть. Со временем течение вынесло лодку на Печору. В это время дул западный ветер, и колоду какое-то расстояние несло против течения, прибив впоследствии к Калиньему ручью. Жители Усть-Цильмы выполнили его волю, захоронив на высоком берегу. Однако, в скором времени берег начал осыпаться и тело умершего было перезахоронено на высоком холме, который впоследствии был объявлен святым местом. Позднее там было основано кладбище, получившее название Иванова. Иван и умершие на Тобыше возведены в ранг местных святых и занесены в поминальные списки.

В начале ХХ в. жилые постройки, столбы, намогильные сооружения по Тобышу были уничтожены лесным пожаром и в 1910 году по овету *** восстановлены И.М.Носовым. В настоящее время в местечке Покойное расположены маленький амбарец-часовенка, две избушки, намогильные столбы (безымянные) и намогильные сооружения. В часовне хранятся иконы, старинные книги, скамьи, полотенца - культовые атрибуты, необходимые для проведения службы. Покойное, как и Скитская, и сейчас является местом паломничества жителей района. Приезжающие сюда поклониться верующие используют для ночлега домик, выстроенный для сенокосной бригады.

В Усть-Цильме положение старообрядчества было осложнено деятельностью представителей власти, поддерживавших и приводивших в действие законы правительства по ликвидации старообрядческого культа. Однако, несмотря на жесткую позицию по отношению к старой вере, в Усть-Цильме продолжала действовать церковь Николы Чудотворца, возведенная в 1547 г. После пожара, случившегося в1745 г., церковь была отстроена заново. Ф.М.Истомин приводит легенду, повествующую об этом: после пожара 1745 г. чудом уцелевшая икона Николы Чудотворца была найдена, по преданию, на еловом пне в двух верстах от бывшей слободки по нижнему течению Печоры. Икону эту принесли в устроенную на месте сгоревшей церкви часовенку, но два раза неизвестным образом она оказывалась на другом месте, значительно удаленном от берега Печоры. Придав важность такому явлению, слобожане приступили к постройке новой церкви на указанном двукратно явившейся иконой месте. Новая церковь была также названа в честь Николы Чудотворца и просуществовала до 1874 года. Уместно заметить, что на Русском Севере широко представлены подобные мотивы о чудесных явлениях, указывавших на места возведения храмов . Наряду с имевшимися часовенкой и старообрядческой церковью в сер. XIXв. была построена и освящена православная церковь. Ее возведение вызвало настороженность среди старообрядцев Пижмы и Цильмы. Вероятно, с этого времени начинается процесс обособления пижемцев и цилемцев от устьцилемских старообрядцев. Непростое положение верующих Усть-цильмы было усугублено еще и тем, что многие семьи, вопреки их желанию, были занесены вправославные списки и должны были посещать церковные службы. Подчинившись властям под страхом угроз, устьцилемы в действительности не отреклись от старой веры. Известны случаи перекрещения детей, крещенных в православной церкви и обвенчанных молодоженов. Поскольку отпевание покойного в официальной церкви для усть-цилемов считалось неотмолимым грехом, то совершались ночные погребения, строились надгробия-времянки, которые в случае церковного отпевания разрушались и, тем самым, как бы снимали причастность усопшего к новой, чуждой для нижнепечорских староверов, вере.

Печорские скитники в XIX в.

Начиная с 30-х годов XIX в. правительственная политика по ликвидации старообрядческого культа приобрела максимальную остроту. С этого времени начался запрет не только на строительство новых скитов, но и на реставрацию существующих. Кроме того, начинается массовое преследование скитников, особенно тех, кто не числился в так называемых деловых бумагах. Гонения сопровождались насильственным обращением староверов в православие. В результате проводимой политики в 1844 году был закрыт Омелинский скит. Находящаяся в нем часовня была ликвидирована, иконы вывезены в Койнасскую и Усть-Цилемскую церкви. Более 30 скитников были выдворены на места их прежнего жительства, около десятка староверов осталось жить на месте скита. В 1847 году была закрыта молельня в Усть-Цильме. Наставник Степан Еромин был выслан из села, а содержательница молельного дома была приговорена к месячному тюремному заключению. В 1854 году был закрыт Великопоженский скит.

По решению губернских властей проблема обращения скитников в православие коснулась и жителей Пижмы и Цильмы. Все проживающие в Великопожне обязаны были в дни храмовых праздников посещать Усть-Цилемскую православную церковь. Но благодаря бездорожью, а также преклонному возрасту скитников, эти требования оставались невыполнимыми. Учитывая эти обстоятельства в сер. XIX в. в д. Замежной была построена православная церковь, которая как свидетельствуют источники, отличается крайней ветхостью и запустением, находясь вдали от главного Усть-Цилемского прихода; службы в ней совершаются крайне редко, за трудностью поездок туда священника, живущего в Усть-Цильме, а также при отсутствии всякого желания этих поездок со стороны местных пижемских раскольников. Уклонясь от выполнения предписываемых властью законов, пижемцы начинают активно обвинять устьцилемов в отступничестве от веры. Вероятно, с этого времени пижемцами была введена градация печорских староверов на истинных, поперечных и мирских, к которым относили верующих по степени соблюдения ими старообрядческих норм и предписаний.

Взаимоотношение "устьцилемов" с иноэтничным окружением

Динамику этнокультурных взаимоотношений между устьцилемами и близживущими приуральскими народами следует расмотреть с момента образования на Печоре Усть-Цилемской слободки. Для переселенцев, прибывших на Печору с целью освоения северных территорий, существенным являлся барьер, обусловленный сменой экологической обстановки и культурно-хозяйственной деятельности. В процессе адаптации к условиям севера жители слободки использовали опыт северных народов, в частности, ненцев. На это указывает заимствование комплекса верхней одежды (малица, тобаки, пимы и т.д.). Отсутствие на данном этапе каких-либо этнопсихологических барьеров между русским и коми населением создавало благоприятные условия для их дальнейшего совместного продвижения на Север и этнического смешения в районах оседания.

Начало определенного осложнения взаимоотношений устьцилемов с иноэтничным окружением было обусловлено массовым притоком в эти края староверов, придерживавшихся строгих религиозных предписаний, не допускавших общения последних с представителями других конфессий, что и предопределило их известную самоизоляцию. Данным обособлением нижнепечорские староверы стремились прежде всего сохранить свою религиозную культуру. Одним из значительных факторов, способствовавших сохранению конфессии и этнографической группы в целом явилось противопоставление мы - они. Подобные проявления свойств русского национального самосознания убедительно представлены в культуре поморов, где отличия актуализируются через систему противопоставлений случайного и общего, стихийного и исторического, природного и культурного и др. В традиционной культуре нижнепечорских староверов определяющим в разграничении является конфессиональный признак . Устьцилемы считали истинно православной только старую веру и через это исповедовавшие староверие начали приписывать себе различные ценностные характеристики как самых лучших.

Значительный ряд отличий связан с различием в бытовом укладе этих групп. Многие устьцилемы не воспринимали ненецких и ижемских оленеводов за равных себе людей. Основанием для такого суждения послужили такие факты как преимущественно кочевой образ жизни коми-ижемцев и использование ими чумов в качестве основного жилья домов рубленых не имеют, всю жизнь как звери норы себе строят; употребление в пищу сырого мяса оленя режут тутже кровь пьют, мясо жорют хоть язык себе отрежут; определенная беспомощность ненцев в торговых операциях к ним приедут торговцы пушнину закупать, а они и не знают сколько денег спросить надо. Их бенных опеть и обманут; несовпадение представлений об элементарных нормах гигиены в байны не моются, ходят глаза все в гною, а упичканы ти упичканы. [Информатор Бабикова А.М., 1922 г.р.,Д. Чукчино, Усть-Цилемского р-на]. Отсутствие бань у ненцев устьцилемы объясняют так: как-то раз при перегоне стада на другое место ненцы остановились рядом с деревней и приняли приглашение деревенских жителей помыться в бане. На следующий день начался падеж оленей, который был расценен ненцами, как нарушение запрета на мытье в бане. С тех пор ненцы в бане не моются.

Причиной наметившихся более серьезных разногласий у коми-ижемцев явилось резкое увеличение поголовья оленей, что в свою очередь породило дефицит свободных площадей для их выпаса. В связи с этим обострилась проблема неупорядоченности поземельных отношений, включая рыболовные тони. Об отношении устьцилемов к коми-ижемцам свидетельствует факт, описанный С.В.Максимовым: ...про ижемчей ты мне не сказывай! Это наши супостаты, супротивники: мы с ними из старины во вражде, и дирались, крепко-на-крепко прежде, до смертного побитя дирались.

Устьцилемы с целью обоснования своих прав на территории, освоенные коми, слагали легенды, в которых главным аргументом использовали религиозный фактор. Примером тому являются версии по поводу образования и названия двух деревень. Согласно историческим данным, Нерица была образована в1731г. переселенцами из Ижмы. По народным представлениям село основано в период царствования Ивана Грозного, когда началась рознь в вере. Прибывшие в этот край старообрядцы из Москвы Евсей Евсеевич с сыном Евсеем первоначально заселились правом берегу р.Нерицы в месте впадения ее в Печору. Расположившись в индусе (место между реками - Т.Д.), переселенцы занялись земледелием, разведением скота, охотой. Вскоре на противоположном берегу Печоры коми-ижемцы выбрали место для проведения игрищ (срамные гуляния), куда с этой целью приезжали парни с девушками. В связи с этим жители Нерицы были вынуждены искать новое более спокойное место жительства. Переселенцы, подымаясь по реке, первоначально остановились на Варыщэвой щелье. Но ее низменное положение и каменистый грунт не благоприятствовали занятию земледелием. В связи с этим было найдено новое, в отличие от предыдущего, отлогое место. Временно, в период освоения приречной террасы от леса жители расположились на противоположном берегу Нерицы, позднее предназначенном для выпаса овец и получившем название Беличьи пески. Возведя на месте расчистки часовню, жилые постройки, переселенцы положили основание деревни, названной по реке Нерица. По мнению старожилов, название реки было дано ненцами, выпасавшими в этих местах оленей. Поскольку река рано вскрывалась от льда, что являлось существенным препятствием при перегоне оленей на места их выпаса, ее прозвали сись наридз - кислая река. В народе же прочно закрепилось укороченное и несколько измененное название - Нерица [Информатор Носов И.И., 1930 г.р., с.Нерица, Усть-Цилемского]. Представляется важным уточнить, что в коми языке сись наридз означает гнилая шуга и в связи с этим приведенное название скорее было образовано коми оленеводами.

Следующее предание связано с образованием топонима Чукчино. Впервые обозначение Чукчина гора упоминается в грамоте Ивана Грозного, жалованной Ивашке на пользование землями по Печоре. Не исключено, что это обозначение могло соответствовать какому-либо другому месту. В.Журавлев-Печорский указывает, что название это было дано ижемцами. Раньше на месте этой деревни рос еловый лес, в котором находился глухариный ток. Проезжавшие мимо него ижемские купцы дали ему название - Чукчино. Чукчи в переводе с коми означает глухарь. К тому же чук по-коми - высокий, крутой. Таким образом, в приведенном названии деревни было отражено как ее расположение на крутом берегу, так и промысловое значение выбранного места. Другая версия связана с довольно любопытным преданием: Когда-то около устья Цильмы был остров, на котором была расположена маленькая деревенька, про которую говорили - три двора, одна труба. Селение сгорело по вине одного мужика. Состоялся суд общины, на который виновник предстал грязным, оборванным и народ прозвал его чумазым чукчей. Эта кличка так прочно закрепилась за ним, что в дальнейшем по имени к нему уже никто не обращался. Суд вынес приговор - расчистить от леса площадь для новой деревни. Подумав, мужик решил начать вырубку леса на высоком берегу, чтобы в половодье водой не топило [Информатор Дуркина Т.П., 1908г.р.,д.Чукчино,усть-Цилемского].

Согласно фамильному фонду, наибольший процент смешанных браков и представителей коми, обосновавшихся в пределах Усть-Цилемской волости, представлен в селениях по Печоре, особенно в полосе этнических границ. Обосновавшиеся здесь коми-ижемцы овладели и усть-цилемским говором. Количество смешанных браков между устьцилемами и ненцами значительно меньше. По сообщению информаторов, ненцев в большей части нанимали в работники, поскольку они были неприхотливы и не требовали большой платы за выполненную работу.

В настоящее время взаимоотношения жителей соседствующих Ижмы и Усть-Цильмы характеризуются сложившимися стереотипами поведения, передаваемыми из поколения в поколение. Информаторы, сообщая какие-либо сведения о проживавших в районе коми-ижемцах, лишь о пяти из них дали положительные отзывы, при этом добавляя: хотя и коми-ижемец, но человек был хороший, что убедительно демонстрирует их позицию по отношению к представителям коми. Наряду с этим жители Усть-Цильмы охотно рассказывают различные четверостишия, былички, в которых явно занижаются достоинства ижемцев. Важно отметить, что при рассказывании устьцилема достаточно сильно искажают слова, подчеркивая этим несовершенство языка коми-ижемцев.Так, якобы проезжавший по Усть-Цильме ижемский купец хвастался:

Цельно льето ел я прукта

Черемух да горох.

Цельно льето бил я зверья

Таракана, муха, блох.

[Информатор Шишелов Ф.Н., 1926г.р.,д.Чукчино,Усть-Цилемского]

В настоящее время напряжение между устьцилемами и коми-ижемцами заметно снизилось. На этот процесс указывает значительно увеличившийся процент заключаемых смешанных браков. Тем не менее некоторое предвзятое отношение к коми-ижемцам сохраняется, на что указывает используемое в разговорной речи сравнение по-ижемски, заключающее в себе негативный оттенок. Плохо выполненная работа характеризуется как сделана по-ижемски.

Несмотря на определенную сложность взаимоотношений устьцилемов с иноэтничным окружением, следует отметить очевидные взаимовлияния как в духовной культуре, так и в хозяйственной деятельности, включая жилищно-хозяйственный комплекс, одежду. В устьцилемском говоре представлены и заимствования с коми языка, происхождение которых устьцилемы тем не менее связывают с языком своих предков-староверов. В свою очередь песенный репертуар ижемцев включает обрядовые песни русских староверов.

При опросе населения Усть-Цильмы информаторы сообщали также исторические факты об уважительном отношении соседей к традициям устьцилемских староверов. В прошлом на Николу зимнего и весеннего устьцилемы устраивали ярмарку, на которую съезжались ижемские и ненецкие оленеводы. Участники ярмарки жертвовали церкви Николы Чудотворца оленей и некоторую промысловую продукцию, чем вызывали среди староверов определенное расположение к себе.

Представляет интерес материал, свидетельствующий о сохраняющемся конфессиональном барьере между устьцилемами и приехавшими в 70-80 годы в Усть-Цильму преимущественно русскими по происхождению специалистами. В этот период в Усть-Цилемском районе наряду с сельским хозяйством и промыслами начинают активно развиваться и другие отрасли хозяйства. Возникший дефицит кадров руководители района восполняли приглашенными молодыми специалистами, которых коренное население стало рассматривать как захватчиков: приехали, да не во хлев пошли робить, а за столы уселись - как будто своих не нашли. В дальнейшем устьцилемы начинают незаслуженно обвинять их в наживе за счет нижнепечорских жителей, используя такую мотивацию: ...приехали голяком, а ныне в лисах да в бурках ходят.
Следующим важным критерием отнесения новых жителей Усть-Цильмы к чужим, явилось заметное различие в одежде. Новые для устьцилемов детали: берет, туфли на высоком каблуке и др. рассматривались ими негативно (шишкова одежа) и вызывали настороженность среди пожилых старообрядцев. Показательным является и сравнение горожан с ряжеными (как машкарованы). Многие устьцилемки длительный период запрещали своим дочерям заменять традиционную одежду на современную.

Таким образом, Усть-Цилемская волость, расчлененная в представлении ее жителей на три религиозных центра, на самом деле по-прежнему представляла единый культурный ареал, противопоставлявший себя как близживущим этническим группам, так и русскому населению вообще.

Усть-цильма в ХХ веке

Существенные изменения в религиозной и обрядовой жизни устьцилемов были связаны с социалистическими преобразованиями. В нач. 30-х годов ХХ в. новая волна мер, направленных на запрет религии вообще, привела к закрытию церквей, которые в скором времени были перестроены для хозяйственных нужд. В Усть-Цильме православная церковь была перестроена под кинотеатр; в Замежном и Нерице - под склад. Церковь из Скитской была переправлена в Замежное, где в дальнейшем была использована при строительстве интерната. Важной особенностью этого периода является уход из наставников мужчин. Ю.В.Гагарин, в 60-х годах проводивший исследования религиозного положения жителей района, более высокий уровень религиозности среди женщин обосновывает тем, что они более обременены хозяйственными делами и воспитанием детей. И в связи с этим не имеют возможности для повышения своего культурного уровня. Это предположение не является исчерпывающим. Несомненно одной из причин этого явления была проводившаяся в 30-х годах коллективизация. Как сообщают информаторы, жители села были вынуждены вступать в колхозы и сдавать туда же свой скот. При этом среди вступивших представители власти собирали подписи об отречении их от религии. В случае отказа колхозники лишались средств к существованию - заработанные трудодни списывались. В связи с этим с конца 30-х - начала 40-х гг. в религиозном движении начинается новое направление. В целях сохранения старообрядческого течения наставницами становятся одинокие женщины (не ведавшие греха) или вдовы. Их социальный статус, по мнению верующих, был наиболее приемлем для того, чтобы они могли возглавить религиозную общину.

Произошли существенные изменения и в традиционной культуре в целом. Определяющими причинами этого являются процессы, характерные почти для всех регионов России, такие как урбанизация, индустриализация, изменения социально-профессиональной структуры. В настоящее время в районе насчитывается 262 предприятия. В связи с этим традиционные хозяйственные занятия , промыслы и рыболовство в настоящем рассматриваются скорее как форма досуга устьцилемов.

Произошли изменения в материальной культуре. Традиционные деревянные дома все больше обретают новый современный облик. Наряду с этим практикуется строительство шлакобетонных и кирпичных домов. Произошло вытеснение индустриальными товарами традиционной утвари. Изменился домашний интерьер. Большей сохранностью отмечаются хозяйственные постройки и орудия труда, относящиеся к сельскохозяйственным видам работ. Почти в каждом хозяйстве имеются лодочные моторы. В последние два десятилетия пользуются популярностью алюминевые лодки, вытеснившие традиционные деревянные.

Особо следует остановиться на традиционном комплексе одежды староверов бассейна Нижней Печоры, который характеризуется наибольшей устойчивостью. По всем правилам шьется праздничная и выборочно повседневная одежда. Последний вид одежды сохранен преимущественно женщинами пожилого возраста, которые по-прежнему отдают предпочтение традиционному костюму. Большой популярностью у всех возрастных групп пользуется вид зимней обуви - бурки (пимы), изготовленные из оленьих камусов. Представляется, что повышенный спрос на них обусловлен, прежде всего, природно-климатическими условиями.

Советский период наложил свой отпечаток и на духовную культуру устьцилемов. До середины 70-х годов ХХ в. в Усть-Цильме проводилась политика по изыманию икон, старославянских книг, которые сжигались. Под запретом находились религиозные сходы. В связи с этим службы проводились тайно. Информаторы сообщают, что верующие ночью в течение 3-4 часов по одному собирались в условленном доме, чтобы не привлекать внимания властей.

Как известно, за годы советской власти налагался запрет не только на религиозную, но и на обрядовую культуру. Известны случаи, когда в праздники нарядно одетых женщин, исполняющих на улице традиционные (старинные) песни, разгоняли и облагали штрафом. Запрещалось носить традиционную одежду и тем более являться в ней в государственные учреждения. На протяжении нескольких лет устьцилемов, собравшихся для проведения праздника Горка, разгоняли по домам. Многие жители района боялись крестить своих детей, поскольку это было наказуемо и т.д. Важно отметить, что несмотря на жестокие преследования властей, жители района сохранили религиозную и частично обрядовую культуру. В настоящее время по всем правилам совершаются погребально-поминальный и крестильный обряды. В родительские недели только по Усть-Цильме одновременно проводится до 15 панихид, в то время как в конце 60-х годов насчитывалось одна-две. В Рождественские дни по-прежнему популярны ряжения (машкирования), исполнение виноградий, колядок. Ежегодно проводится праздник Горка, получивший популярность не только в Усть-Цильме, но и за ее пределами. Обращает на себя внимание необычный певучий говор устьцилемов, богатый диалектным набором слов. В настоящем можно отметить его высокую сохранность, которая объясняется, прежде всего, поздним подключением средств массовой информации. Так, в Усть-Цильме телевизионное транслирование началось лишь с 1983 года.

В последние годы широко пропагандируется традиционная культура. В 1989 году зарегистрирована старообрядческая община Усть-Цильмы и открыт молельный дом. В 1991 г. на 1 съезде устьцилемов было образовано общество Русь Печорская с целью сохранения и развития народной культуры. На базе этого были образованы в гг. Сыктывкаре, Ухте, Печоре землячества Русь Печорская, которые способствуют пропаганде традиционной культуры устьцилемов. В Усть-Цильме при Доме культуры открыт детский клуб Гудвин, целью которого является ознакомление детей с традиционной культурой.

Литература

1. Бернштам Т.А. К проблеме формирования руского населения бассейна Печоры // Материалы этнической истории Европейского Северо-Востока.- Сыктывкар. 1985.

2. Волкова Т.Ф. Пижемский книжник Сидор Нилович Антонов // Устные и письменные традиции в духовной культуре Севера.-Сыктывкар.1983.

3. Волкова Т.Ф., Несанелис Д.А. этноконфессиональное самосознание и круг чтения современных старообрядцев Средней Печоры // Традиционная духовная и материальная культура русских старообрядческих поселений в странах Европы, Азии и Америки.- Новосибирск. 1992.

4. Гагарин Ю.В. Преследование старообрядчества в коми крае русской православной церковью и самодержавным государством в XIX-н.XXвв. // Вопросы истории Коми АССР (XXVII-XXвв.).-Сыктывкар. 1975. (Тр. ИЯЛИ КФАН АН СССР. Вып.16.).

5. Жеребцов И. Л. Коми край в XVIII-середине XIX века: территория и население. - Сыктывкар, 1998.

6. Журавлев - Печорский В.В. Марьин корень.-Сыктывкар. 1972.

7. Истомин Ф.М. О религиозном состоянии обитателей русской низовой печоры. С-Петербург. 1891.

8. Истомин Ф.М. Предварительный отчет о поездке в Печорский край летом 1890г. // Известия ИРГО, 1890, - Т.26.

9. Красная Печора, 1975. №138.

10. Криничная Н.А. Предания Русского Севера. СПб.1991.

11. Лашук Л.П. Очерк этнической истории Печорского края. - Сыктывкар. 1958.;

12. Максимов С.В. Год на Севере.СПб. 1896. Т.9. Ч.-2.

13. Малышев В.И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XXвв. - Сыктывкар. 1960.

14. Научный архив КНЦ УрО РАН. Ф. 1, оп. 12. Ед. хр. 6.

15. Научный архив КНЦ УрО Ран. Ф.1, Оп.13, Ед.хр. 188.

16. Сравнительный словарь коми - зырянских диалектов.-Сыктывкар. 1961.

17. Теребихин Н.М. Мифолгическая истоия и социология крестьянского мира на русском севере // Семиотика культуры. - Архангельск. 1989.

18. Теребихин Н.М. Сакральная география русского Севера. - Архангельск. 1993.

19. Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. - М.: Издательство Московского университета, 1982.

20. Чеснокова Н.Н. Государственное освоение северного Припечорья в конце XV-XVI в. // Археография и источниковедение Европейского Севера РСФСР. - Вологда. 1989.

21. Чистов К.В. Народные традиции и фольклор.- Л. 1986; Чупров В.И., Сметанин А.Ф., Попов А.А. Усть-Цильма - край печорский. - Сыктывкар. 1992.


2 комментария: Биография Усть-Цильмы !

  • Gelios говорит:

    Какой-то блог у тебя странный. Особенно домен как-то с тематикой не сочетается.

    • admin говорит:

      Нет, самый раз! Я хотел просто, что бы люди искали не Усть-Цильму, потому как поэтому запросу они меня не найдут, а стоит в поисковике набрать «Успех и Удача!» и в выдачи я тут как тут. Да и название запоминающееся. Вот так!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы:

Расскажи VK.
10

Внимание! Открытие Интернет-магазина "Сувениры Усть-Цильмы"

Реклама.

Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума
Свежие записи
Подпишитесь!

Ведите свой e-mail:

Новая статья, у вас на почте!

Яндекс.Метрика

Усть-Цильма Успех и Удача !